Ikmet Çoqragı - ЦРО ДУМКЦРО ДУМК

Суббота

24

октября

7
Ребиу'ль-эвель
1442 | 2020
Утр.5:44
Вос.7:01
Обед.12:32
Пол.15:16
Веч.17:53
Ноч.19:10
Времена намазов
Календари 2020г

Намаз

Ikmet Çoqragı - ЦРО ДУМК

Дюрбе Уч-Азиз в Эфендикое

Опубликовано:

В селе Эфендикой (Айвовое Бахчисарайского района), расположенном в западной части долины реки Кача, находится малоизвестное и малоизученное сооружение ханской эпохи: старинное дюрбе Уч-Азиз. Приземистая постройка кубовидной формы с шатровой кровлей затерялась среди современных сельских домишек и огородов, оказавшись внутри частного двора. Попросив у хозяев позволения войти во двор и осмотреть дюрбе, мы вступим в тёмное помещение с единственным окошком и полусмытыми, уже нечитаемыми следами больших арабских букв на штукатурке купола. Здесь не найти ни изящных росписей, ни ажурной резьбы по камню, как в других старинных постройках, однако уникальность этого сооружения состоит не в его внешней привлекательности. Историческая ценность мавзолея в Эфендикое заключается, во-первых, в том, что это единственный архитектурный памятник ханских времён, сохранившийся в данном уголке полуострова, а во-вторых, дюрбе Уч-Азиз связано с интересными и давно исчезнувшими аспектами культуры Крымского ханства. Название села, где стоит дюрбе, сменилось несколько раз ещё задолго до того, как в 1948 г. Эфендикой был переименован в Айвовое. В более старых записях это поселение именуется не Эфендикой, а Усеин-Эфенди-Кой, а в самых ранних упоминаниях выступает под именем Качи. Под этим первоначальным названием село было широко известно по всему Крыму, поскольку именно здесь, в селении Качи, находилось одно из самых известных и почитаемых суфийских текие на всём полуострове. Суфийские общины различных направлений были широко распространены в Крымском ханстве: они существовали во всех городах и даже в некоторых крупных сёлах Крыма. Многие из этих общин обладали собственными текие – специальными зданиями для молитвенных собраний (зачастую эти здания одновременно служили мечетями для всего остального населения – как, например, Хан-Джами в Карасубазаре или Текие-Джами в Эски-Юрте). Больших и малых текие в Крыму насчитывались десятки, но главными из них считались лишь четыре: в сёлах Эфендикой, Колеч, Чуюнчи и Ташлы-Шейх-Эли. Эти четыре суфийских центра имели такое влияние, что их называли «четырьмя очагами» и даже «четырьмя столпами государства». Известно, что суфизм играл весьма заметную роль в культурной и общественной жизни Крымского ханства. Верховные шейхи «четырёх очагов» принимали участие в заседаниях ханского Дивана наравне с беями четырёх знатнейших родов и представителями мусульманских судебных структур: муфтием и кадиаскерами. Ханы приглашали качинских мудрецов ко двору в качестве наставников для своих сыновей (как, например, Ибрагим Татар-шейха, чьим воспитанником был знаменитый хан Гази II Герай) и очень серьёзно прислушивались к их советам (и даже к критике!) в государственных вопросах. Столь значительное влияние суфийских кругов в жизни ханства пояснялось отчасти тем, что суфийские общины, помимо религиозно-мистических ритуалов, исполняли множество вполне практических и общественно полезных функций. Суфийские братства занимались благотворительностью, содержали школы, лечебницы для бедняков, приюты для странников. Более того: они во многом выполняли ту роль, которая в наше время принадлежит творческим объединениям (недаром вся светская литература ханских времён отмечена сильным влиянием суфийских традиций), научным обществам (при крупных суфийских текие существовали библиотеки и работали учёные) и даже отраслевым профессиональным союзам (ведь цеха крымских ремесленников и торговцев были организованы именно в форме суфийских братств с собственными шейхами во главе каждого) – одним словом, суфийские структуры обеспечивали многое из того, что сейчас называется «социальной инфраструктурой». Кроме того, насчитывая в своих рядах, по меньшей мере, десятки тысяч приверженцев (среди которых имелись весьма влиятельные лица) и имея тесные связи с зарубежными собратьями, суфийские тарикаты были реальной силой на внутриполитической арене. Дервишей сегодня обычно представляют как странствующих философов или нищих отшельников, и хотя некоторые суфийские течения действительно предписывали добровольную нищету, затворничество и жизнь за счёт подаяний, образ жизни большинства крымских дервишей ничем не отличался от образа жизни остальных граждан – за тем исключением, что время от времени они, помимо намаза в общих мечетях, собирались в текие, чтобы совместно помолиться и послушать наставления своего шейха. Как ещё в 1913 году писали о последних бахчисарайских дервишах, которых тогда в городе насчитывалось около двухсот, они «совсем не похожи на подвижников: в повседневной жизни это обыкновенные жизнерадостные, румяные и толстые торговцы и промышленники». Эфендикойские дервиши принадлежали к тарикату Накшбендие и относились к направлению «молчальников». Их так называли потому, что во время собраний они молились в полной тишине и поодиночке, запершись в отдельных кельях. Это отличалось от практики других тарикатов, где встречи часто сопровождались религиозными песнопениями, молитвенными возгласами, круговой пляской и даже вхождением в транс. «Молчаливых» дервишей в Крыму было немного и они, по отзывам современников, пользовались в народе большим почтением, чем дервиши «танцующие». Дюрбе Уч-Азиз - последняя из построек, сохранившихся от суфийской обители в Эфендикое, но в прежние столетия она была далеко не единственной. Невдалеке от мавзолея в прошлом располагалось ещё несколько зданий, не дошедших до наших дней. Главным из них была текие-джами, в которой и собирались дервиши. Увы, эта мечеть была ликвидирована большевиками в ранний советский период. Здесь же существовало и медресе с прекрасной библиотекой (знатные жители Бахчисарая считали за честь пожертвовать в неё книги) – оно прекратило деятельность в середине 19 века, после Крымской войны. Имелся также дом шейха и помещения, где во время празднеств и собраний размещались многочисленные гости со всего Крыма: всех их, по свидетельству современников, суфии расселяли и кормили бесплатно. А мавзолей стоял на окраине двора, рядом с кладбищем, и внутри него были похоронены трое первых настоятелей Качинского текие: Усеин-эфенди, Мехмед-эфенди и Хызр-Шах-эфенди – дед, отец и сын. В честь этих трёх шейхов мавзолей получил в народе название Уч-Азиз, а имя первого из них, Усеина-эфенди, превратилось в новое наименование для всего села Качи: со временем селение стало называться Усеин-Эфенди-Кой, а затем это название сократили до Эфендикоя. Основателем качинского текие был шейх Якуб Черкез из турецкого города Сивас. Его захоронение располагалось не в здешнем дюрбе, а в Инкермане, на просторном лугу снаружи от крепости, где внутри каменной ограды существовал посвящённый ему азиз. Вплоть до начала 20 века сохранялась традиция, когда люди ежегодно, в сентябре, собирались на молитву возле этого азиза. Должность настоятеля Качинского текие была наследственной: каждый очередной шейх передавал её своему прямому потомку по мужской линии, потому в Эфендикое на протяжении столетий складывались целые династии настоятелей. Помимо имён первых трёх шейхов, в источниках разного времени встречаются имена их более поздних преемников. Из этого числа следует упомянуть шейха по имени Кирам Ак-Сейид Мехмед-эфенди, возглавлявшего текие в середине 19 века. Опасаясь репрессий, развёрнутых после Крымской войны русским правительством против заподозренных в неблагонадёжности крымскотатарских религиозных деятелей, он на всякий случай переправил собственную семью в Турцию. Отправляя детей в путь и зная, что больше никогда не увидит их, он вручил им на память книгу Корана, надписав на ней прощальные слова. Эти щемящие строки заслуживают того, чтобы процитировать их здесь. Они звучат так, словно бы говорят не только о судьбе одного Мехмед-эфенди, но и подводят итог всей истории этого былого очага знаний и традиций на качинском берегу – очага давно угасшего и разорённого, но до сих пор хранящего для нас память о своей ушедшей эпохе: «Я здесь останусь, мои кости и плоть превратятся в землю, на этой земле вырастут цветы, и на запах этих цветов придут мои внуки...» Олекса Гайваронский

ОЛЮМНИ ТЮШЮНМЕК

Опубликовано:

Мукъаддес Китабымыз Къуран-ы Керимде эр джанлынынъ олюмнинъ дадыны аладжагъы бильдириле («Энбийя» суреси, 35 ает). Эр биримиз кочип кеткен о кервангъа эрте я да кеч къошуладжакъ. Эджель къапымызны чалгъанда, бу аетнинъ мухатаплары олып, онъа буюр айтаджакъмыз. Джумагъа джамиге баргъаным заман, биринджи сырада отургъан къартбабаларнынъ бетлерине бакъкъанымда, араларында бир талай даа тюневин келип тургъан инсанларнынъ энди янымызда олмагъаныны корем. Арамыздан инсанларнынъ бу дюньядан кетмеси бизге олюмни хатырлата. «Раббинъе къайт!» («Феджр» суреси, 28 ает) эмирини эшиткенджеге къадар озюне такъдир этильген заманны яшагъан бизлернинъ эн буюк дерди – сонъ нефес олмакъ керек. Буны унутмагъа тырышмакъ, олюмден къачмакъ, эльбетте, бош ерге болдурмакътыр. Дженаб-ы Аллах «Къаф» суресининъ 19-ынджы аетинде бойле буюра: «Олюм сархошлугу керчектен келир де, – «Эй, инсан! Иште, бу – сенинъ баштан берли къачкъанынъ шейдир», – айтылыр». Пейгъамбер Эфендимиз (с.а.с.) олюмни тюшюнмек дюнья ве ахирет аятымыз ичюн не къадар файдалы олгъаныны бойле ачыкълагъан: «Олюмни чокъча хатырланъыз! Чюнки олюмни хатырламакъ (инсанны) гунахлардан темизлей, дюнья севгисинден къуртара. Эгер зенгин олгъанынъызда олюмни тюшюнсенъиз, бу сизни байлыкънынъ беляларындан къорчалар. Фукъаре олгъанынъызда олюмни тефеккюр этсениз, аятынъыздан мемнун олманъызны теминлер» (Суютий, «Джамиу’с-сагъыр», I, 47). Кене Ресулюмиз (с.а.с.) бойле буюргъан: «Бутюн зевкъларны тамырындан ёкъ эткен олюмни чокъча хатырланъыз!» (Тирмизий, «Къыямет», 26). Дюньягъа бу къадар багълы олгъанымызда, о багъны текаран чезмек, бираз да олса, юзюмизни ахиретке чевирмек, аятымызнынъ манасыны даа теринден анъламакъ, яхшы бир мусульман олмакъ ичюн олюмни тефеккюр этмек, тюшюнмек макъсадынен къабирлерни зиярет этмек мумкюн. Пейгъамбер Эфендимиз бшойле буюргъан: «Къабирлерни зиярет этмегек истеген зиярет этсин. Чюнки къабир зиярети бизге ахиретни хатырлата» (Тирмизий, «Дженаиз», 60; Эбу Давуд, «Дженаиз», 77). Къабристан зияретлери инсан къальбининъ йымшамасына, дюнья севгисинден къуртулмасына весиле ола. Нефистеки арзу ве истеклернинъ не къадар бош олгъаныны, дюньянынъ аркъасындан чапкъалагъанымыз арада сонъумызнынъ насыл оладжагъыны, къыскъаджасы, унуткъанларымызны хатырлата. Бизим де, анда яткъанлар киби ятаджагъымызны, оларнынъ янына кетеджегимизни бизге эслете. Хазрет-и Пейгъамбер (с.а.с.) сахабелерине къабристангъа баргъанлары заман бойле айтмаларыны огрете эди: «Селям сизге, эй, бу диярнынъ мумин ве муслим халкъы! Иншаллах, якъында биз де аранъызга къошуладжакъмыз. Аллахтан бизни де, сизни де багъышламасыны тилейим» (Муслим, «Дженаиз», 104). Керчек шу ки, биз де бизден эвелькилер къайткъанлары киби къайтаджакъмыз. Белли ки, юзь йыл сонъра ич биримиз бу дюньяда энди олмайджакъмыз. Амма къышнынъ келеджегини бильген инсан къыш ичюн азырлана. Комюр ала, одун джыя. Не ичюн инсанлар олюмни унуталар? Не ичюн динимизни огренип, онъа азырланмайлар? Хадис-и шерифте: «Инсан яшагъаны ал узьре оле ве ольгени ал узьре о бир дюньягъа бара», – буюрылгъан (Мунавий, «Фейзу’ль-къадир», V, 663). Бунынъ янында, башкъа хадис-и шерифте бойле буйрулгъан: «Бир кимсе сонъ нефесте (темиз бир къальп иле) келиме-и тевхид айтса, дженнетке кирер» (Хаким, «Мустедрек», I, 503). Сонъ нефес меселесинде пейгъамберлер тышында ич кимсе эмин дегильдир. Атта, Юсуфнынъ (а.с.) Аллаху Таалягъа «(Аллахым!) Джанымны мусульман оларакъ ал, ве мени салихлернен берабер эйле!» шекилинде дуа этмеси бизлер ичюн буюк ибреттир (Бакъ: «Юсуф» суреси, 101 ает). Бундан себеп, мумин хавф ве раджа (къоркъу ве умют) дуйгъулары арасында сонъ нефес имтианына азырланмагъа гъайрет этмек керек. Невбеттеки ает-и керимеде бойле буюрыла: «(Инсанлар!) Сакъын дюнья аяты сизни алдатмасын ве шейтан, Аллахнынъ багъышлавыны ишандырып, сизни къандырмасын» («Лукъман» суреси, 33 ает). Хадис-и шерифте де бойле буюрылгъан: «Бир кимсе узун заман дженнетликлернинъ амелини ишлер, амма сонъ амели джеэннемликлернинъ амелинен нетиджелендирилир. Бир кимсе де узун заман джеэннемликлернинъ амелини ишлер, амма сонъ амели дженнетликлернинъ амелинен нетиджелендирилир» (Муслим, «Къадер», 11). Дженаб-ы Аллах джумлемизге шуларны унутмайып, сонъуны тюшюнген ве сонъ нефесине азырлангъан къулларындан олмагъа насип эйлесин. Сонъ нефеслерини кемал иман узьре берген къулларындан олайыкъ. Раим Гъафаров

Зульхидждже айы ве Арефе куню

Опубликовано:

Рамазан айынынъ келип кечкенини дуймайып къалдыкъ. Энди шу рахмет, магъфирет ве гунахлардан багъышланув айы битти, бир ерине бинъ берильген геджелер кечип кетти. Шевваль айында тутулгъан алты куньлюк ораза бир талай вакъыткъа даа бизлерге Рамазанны хатырлатты ве юреклеримизни раатлатты. Санки Рамазаннынъ кичик бир девамы олгъан эди. Къурбан байрамындан эвельки Зульхидждже айынынъ ильк он куню исе, Рамазандаки чокъ саваплы ве пек фейизли ибадетлерге асрет къалгъан гонъюллеримизге санки экинджи бир эдие киби. «Кешке Рамазан бираз узун олсайды?» – я да: «Ах, Рамазанны кереги киби кечирсе эдим», – деп янгъан гонъюллер ичюн бу он гедже буюк бир фырсаттыр. Аллаху Тааля Зульхидждженинъ ильки он кунюнен емин этти: «Феджрге (танъгъа) емин олсун! Ве он геджеге (емин олсун)! Эм чифтке ве текке (емин олсун)! Ве кечип кеткен, геджеге (емин олсун)! (Бу) анъылгъан шейлерде акъыл саиби инсанлар ичюн емин этильмеге ляйыкъ шейлер бар, ойле дегильми? («Феджр» суреси, 89/1-5 аетлер). Зульхидждженинъ башындаки бу куньлер Юдже Аллах къатында къыйметли куньлерден сайыла. Хаджылыкътан эвельки шу он кунь муминлер ичюн мужделер ташыгъан мубарек бир вакъыт тилимидир. Пейгъамбер Эфендимиз (с.а.с.) Зульхидждженинъ ильк он кунюнде япылгъан амеллернинъ дигер айларда япылгъан амеллерден даа къыйметли олгъаныны бильдирген сонъ, сахабелер: «Я, Расулюллах, бу айнынъ ильк куньлеринде япылгъан амеллер Аллах ёлунда джихаттан даа къыйметлими?» – деп сорагъанлар. Пейгъамберимиз исе: «Эбет, джихаттан да къыйметли, амма джаныны, малыны аджымайып, дженклешерек шеит олгъаннынъ джихады даа да къыйметлидир», – буюргъан (Бухарий). Эбу Хурейра Пейгъамберимизнинъ бойле айткъаныны ривает эткен: «Зильхидждженинъ ильки он кунюнде япылгъан ибадет Аллах къатында дигер куньлерде япылгъан ибадеттен даа да гузельдир. Чюнки бунынъ эр бир кунюнде тутулгъан ораза бир сене ораза тутмакъ кибидир, ве эр бир геджесини ибадетнен кечирмек де, Къадир геджесини ибадетнен кечирмек кибидир» (Тирмизий). Зильхидждже айынынъ секизинджи кунюне «тервие куню», докъузынджы кунюне «Арефе куню» дейлер. Арефе куню инсангъа берильген энъ къыйметли вакъытлардан биридир. Арефе – Къурбан байрамындан бир эвельки кунь, хиджрий такъвимге коре, Зильхидждже айынынъ 9-ынджы кунюдир. Бу куньде хаджылыкъкъа баргъанлар Арафат вадийсинде дуа ичюн топлангъанлары себебинен бу куньге «Арефе» деп айтылгъан. Арафатта турмакъ къабирден къыямет сабасына турмакъны ве джемаат-джемаат махшер мейданында топланмакъны хатырлата. Анда бутюн къуллар Аллахнынъ хузурында кучьсюз ве мухтадж алда, умютнен афу этильмекни беклейлер. Гонъюллер ве козьлер тёвбе яшларынен яшлана, Аллахкъа самимий дуалар япыла. Аят дефтеринде тер-темиз саифе ачыла, ве Аллахкъа, омюрнинъ бундан сонъраки къысымында итаат узьре яшанаджагъына сёзлер бериле. Башкъа тарафтан, Арафат бизлерни эски хатыраларгъа алып кете. Билингени киби, Хазрет-и Адем иле Хавва анамыз ясакъ мейвагъа якъынлашкъанлары ичюн дженнеттен чыкъарылып, дюньяда бир-биринден узакъ айры-айры ерлерге ёлланылгъанлар, бойлеликнен, бир-бирине асрет къалгъанлар. Адем (а.с.) Хазрет-и Мухаммеднинъ (с.а.с.) урьметине Аллаху Таалядан афу сорагъан сонъ, Юдже Раббимиз оны афу эткен, ве онъа Мекке тарафына ёлны костерсин деп, бир мелекни вазифелендирген. Бу дуанынъ берекетинен Джиддеде яшагъан Хавва анамыз да дигер мелекнинъ рехберлигинде Адемге тараф ёлгъа чыкъты. Олар Арефе куню, экинди вакъыты Арафат вадийсинде булушып, агълашкъанлар ве текрар истигъфар эткенлер. Пек мерхаметли олгъан Аллах эм оларнынъ дуаларыны къабул эткен, эм де къыяметке къадар оларнынъ несилинден эр сене Арафатта афу сорап, тёвбе эткенлерни багъышлайджагъына сёз берген. Иште, хаджыларнынъ Арефе куню Арафаткъа чыкъып, истигъфар этмелерининъ икмети ве себеби будыр. Пейгъамберимизден Арефе куню тутулгъан оразанынъ фазилети акъкъында сорагъанлар. О да: «Кечмиш бир йылнынъ ве келеджек бир йылнынъ гунахларына кеффарет олур», – буюргъан (Муслим). Тыпкъы Рамазан айында олгъаны киби, Зульхидждже айынынъ ильки 10 куню де, куньдюзлерини ораза, намаз, зикр, дуа, инфакъ ве хайырлы ишлернен, геджелерини исе, ибадет, Къуран ве тефеккюрнен кечире бильгенимиз фурсат куньлеридир. Мумкюн олса, ильк 8 кунюнде ораза тутмакъ, чаре олмаса, ич олмадымы, Тервие ве Арефе куньлерини оразанен кечирмек суннеттир ве буюк саваптыр. Зульхидждже айынынъ бу ильки 10 кунюнде миллионларнен хаджылар мубарек топракъларда, барып оламагъанлар исе, эвлеринде, иш ерлеринде: «Буюр, Аллахым, буюр! Буюр, Сенинъ шерикинъ ёкътыр, буюр! Шубесиз, хамд да, нимет де, мульк де Сенинъдир. Сенинъ ортагъынъ ёкъ» манагъа кельген тельбиелер кетирелер. Бу куньлер – намаз, ораза, зекят, хадж, инфакъ киби бутюн эмир ве ясакъларнынъ, «Буюр, Аллахым» айтыларакъ къылынгъаны, итаат япылгъан къуллукънынъ энъ юксекте олгъаны куньлердир. Арафатнынъ ве Арефе кунюнинъ буюклигини бильдирмек ичюн Пейгъамберимиз (с.а.с.): «Хадж – Арафаттыр», – дие буюргъан (Тирмизий). Яни Арафатта бир муддет къалып, дуа этмек – хаджылыкънынъ рукюнидир, ким Арафатта олмаса, хаджылыкъны къачыргъан олур. Бу куньде «Субханаллахи вель-хамду лилляхи ве ля иляхе илляллаху валлаху экбер» киби зикирлер тиллерде айтылып, юреклерни раатлата. Пейгъамбер Эфендимизнинъ сёзюне коре, бу зикирни айтмакъ онынъ ичюн кунешнинъ догъып баткъаны эр шейден даа да къыйметлидир (Муслим). Бу кунь Аллах Таалягъа тёвбе этип, гунахлардан арынув, ширктен узакълашув ве харамлардан хиджрет этюв куньлеридир. Хазрет-и Айше анамыз анълаткъанына коре, Пейгъамберимиз (с.а.с.) бойле айткъан эди: «Аллах Арефе куню къулларыны азат эткени къадар башкъа куньлерде азат этмез. Аллах махлюкъаткъа рахметинен якъынлаша ве оларны мелеклерге макътап : «Коресинъизми, къулларым нелер сорай», – дер» (Муслим). Юдже Раббимиз бу мубарек куньлерде джумлемизнинъ дуаларыны Арафатта къабул этильген дуалар киби къабул эйлесин! Иса Велиев

ДИНИМИЗНИ ТЕМИЗ ТУТМАКЪ

Опубликовано:

Расулюллах Эфендимиз (с.а.с.) бойле буюргъан: «Элял олгъан шейлер белли, харам олгъан шейлер беллидир. Бу экиси арасында бир чокъ кимсенинъ бильмегени шубели шейлер бар. Ким шубели шейлерден сакъынса, динини ве намусыны къорчалагъан олур. Ким де шубелилерни ишлесе, харамгъа тюшер. Тыпкъы сюрюсини башкъасына аит бир тарланынъ этрафында отлаткъан чобан киби, онынъ бу тарлагъа кирме телюкеси бар. Дикъкъат этинъиз! Эр султаннынъ кирильмеси ясакъ бир тарласы бар. Унутманъыз ки, Аллахнынъ ясакъ тарласы да харам къылгъаны шейлердир. Шуны яхшы билинъиз ки, инсан вуджудында кичик бир эт парчасы бар. Эгер о сагълам олса, бутюн вуджуд сагълам олур. Эгер о бозулса, бутюн вуджуд бозулыр. Иште, бу эт парчасы къальптир» (Бухарий, «Иман», 39; Муслим, «Мусакъат», 107, 108). Шубели шейлерден узакъ турмакъ иманны кемалгъа ириштирген ве тамамлагъан хусуслардан биридир. Бу мевзуларда энъ дикъкъатлы олгъанлардан бири Хазрет-и Эбу Бекир эди. Хазрет-и Айше бойле анълата: «Эбу Бекир Сыддыкънынъ бир къулу бар эди. Бу къул къазанчынынъ белли бир къысымыны Эбу Бекирге бере, o да бундан ашай эди. Кене бир кунь къул къазангъаны бир шейни кетирди, Эбу Бекир де oны ашамагъа башлады. Къул Эбу Бекирге: – Ашагъан шейинъ не oлгъаныны билесинъми? – деп сoрады. Эбу Бекир: – Айт, бакъайым, не экен? – деп, ачыкъламасыны истеди. Къул буларны сёйледи: – Фалджылыкътан анъламагъаным алда, джахилие девиринде фалджылыкъ япып, бирини алдаткъан эдим. Бугунь oнен къаршылаштыкъ. Адам o япкъаным ишке къаршылыкъ, иште, бу ашагъан шейинъни берди. Бу лафтан сонъ Эбу Бекир пармагъыны агъызына сокъуп, ашагъанларынынъ эписини къусып чыкъарды (Бухарий, «Менакъибу’ль-энсар», 26). Мумин киши харамлардан пек сакъына. Озюнинъ ве аилесининъ къурсагъына харам лoкъма къoймакънынъ буюк бир гунах oлгъаныны биле. Атта, Хазрет-и Эбу Бекирнинъ япкъаны киби, харам oлмасы ихтималы олгъан шейлерден узакъ тура. Чюнки, o яхшы биле ки, харам бир гъыданынъ теминлегени къуветнен япылгъан ибадетлер ве дуалар къабул этильмез. Аллах Таалянынъ бизге элял эткени ниметлер сайыламайджагъы къадар чoкъ. Буларнен къанаатланмайып, харам ихтималы олгъан шейлерге ёнельмек къуллукъкъа ярашмагъан бир арекеттир. Дигер тарафтан, къулланылмасы шубели oлгъан шейлерден сакъынаджам деп, элял oлгъан ниметлерден узакъ турмакъ я да элял oлгъан ниметлер акъкъында керексиз шубелерге кирип, мусульманларгъа сыкъынты бермек де дoгъру дегиль. Мусульманнынъ бoзулмагъан темиз виджданы яхшылыкънен яманлыкъны, шубели oлгъан шейнен шубели oлмагъанны айырып оладжакъ бир хусусиетке саип. Мумин, ичинде чынълагъан бу иляхий сеске къулакъ бермек керек. Мусульман, бир иш япкъанда, гонъюлинде кедер, къасевет дoгъса, ве o ишнинъ башкъалары тарафындан эшитильмесини истемесе, o арекет мытлакъа шубелидир, чиркиндир ве япылмамасы керек. Бу, эр кеснинъ раатлыкънен къулланып оладжакълары бир ольчюдир. Бу себептен, япылгъан бир арекетнинъ гунах oлып-oлмагъаны хусусында шубеге тюшмек биле, o арекетни терк этмек ичюн етерли бир себептир. Бунынъ ичюн мумин, эр анги бир ишни япмадан эвель гонъюлинде бир раатсызлыкъ дуйгъан олса, ичини бир шубе кемирип турса, аман o иштен вазгечмелидир. Бир кимсенинъ темиз гонъюлли, ихляс саиби ве догъру ёлда oлгъаныны анъламакъ ичюн, oнынъ япкъан ибадетлеринден зияде, юректеки севиесине, аятында харам-элял дикъкъатына ве шубели шейлерден узакъ турмакъ гъайретине бакъылмалы. Мустафа Аджибекиров