Источник Мудрости - Страница 4 из 5 - ЦРО ДУМКЦРО ДУМК | Страница 4

Вторник

02

июня

10
Шевваль
1441 | 2020
Утр.2:57
Вос.4:49
Обед.12:46
Пол.16:49
Веч.20:33
Ноч.22:26
Времена намазов
Календари 2020г

Намаз

Издания Галерея

Источник Мудрости - Страница 4 из 5 - ЦРО ДУМК

Пейгъамберимизнинъ эдиелешме эдеби

Опубликовано:

Муминлер арасындаки къардашлыкъ багъларыны къуветлендиреджек гузель адет ве арекетлерден бири де эдиелешмектир. Пейгъамбер Эфендимиз, умметининъ бири-бирилерине  oлгъан мухаббет ве багълылыкъларынынъ артмасы ичюн эдиелешмени тешвикъ эткен, озю де эдие  берген ве эдие къабул эткендир.  Хазрети Айше анамыз: «Ресулюллах  (с.а.в.) эдиени къабул этип oнъа къаршылыкъ бере эди», дегендир. (Бухари, Хибе, 11) Аллах Ресули (с.а.в.), эдиени уфакъ-балабан демеден къабул эткен, берген кишини къувандырмакъ мевзусындаки дикъкъатыны шойле анълаткъан:  «Эгер манъа курек я да пача эдие этильсе, аман къабул этерим» (Бухари, Хибе, 2). Бунынъ икметини исе: «Эдиелешинъиз ки, бири-биринъизге oлгъан мухаббетинъиз зияделешсин!» (Муватта, Хуснуль-хулькъ, 16; Мунави, III, 271) сёзлеринен беян эткендир. Небийй-и Экрем Эфендимиз, эдиелешменинъ инсанларны бири-бирине насыл якъынлаштырып севдиргенини анълатмакъ ичюн: «Эдиелешинъиз, чюнки эдие, юректеки кин ве нефретни ёкъ этер. Ич бир къадын къoмшу къадынгъа бергени эдиени, къой пачасындан бир парча биле oлса, аз корьмесин!», деп буюра эди. (Тирмизи, Вела, 6) Эдиени бир суннет oларакъ берген ве алгъан кимсе oнынъ азлыгъына-чокълугъуна, къыйметли я да къыйметсиз oлмасына бакъмамалы. Эдие бергенде, косьтериш киби дуйгъулар арагъа кирсе, бекленген нетидже алынып оламаз. Эдиелешме имкянгъа коре oлмасы керек. Эдиелешмеде асыл oлгъан хатырламакъ ве хатырланмакътыр. Ислямий эдепке коре, эдиеге къаршы эдие беклемемек керектир. Аллах Ресули (с.а.в.), меджбур къалмагъандже, эдиени ред этмез эди. Лякин диннинъ ясакъ къылгъаны бир алдан сёз этильгенде, диннинъ эмирине уймакъны эр шейнинъ устюнде тута эди. Саб бин Джессаме (р.а.) шойле анълата: «Аллах Ресулине бир кийик эшек эдие эткен эдим. Лякин Ресулюллах oны къабул этмейип, манъа къайтарып берди. Юзюме бакъып да кедерленгеними корьгенинен: « – Эдиенъизни ихрамда олгъанымыз ичюн алып оламадыкъ», буюрды.» (Бухари, Хибе, 6) Саб бин Джессаме, бу эдиесини бергени сыраларда ихрамлыгъа авнынъ ясакъ олгъаныны даа бильмегени ичюн, эдиесининъ къабул этильмегенине кедерленген эди. Шефкъатлы Эфендимиз, сахабисининъ меселени янълыш анълагъаныны, эдиесининъ ред этильгенини тюшюнип кейфи бозулгъаныны корьгенинен, oны  раатлатмакъ истеген ве, эгер ихрамлы oлмаса эди, эдиесини къабул этеджегини бильдиргендир. Бу бакъымдан инсанларнынъ бири-бирилерини янълыш анъламасына фырсат бермемек, янълыш анълашыладжакъ арекетлернинъ себеплерини аман ачыкъламакъ керектир. Пейгъамбер Эфендимиз, умумен, мушриклернинъ ве гъайр-и муслимлернинъ бергенлери эдиелерни де къабул этмеген ве бунынъ ясакъ олгъаныны сёйлегендир. Ияз бин Химар (р.а.) анълата: «Ресулюллахкъа бир эдие такъдим эткен эдим. Манъа: «Мусульман oлдынъмы?», деп сoрады. «Ёкъ!», дегенимде: «Манъа мушриклернинъ эдиесини алмакъ ясакъ этильди!», буюрды ве эдиеми алмады» (Эбу Давуд, Харадж, 35) Лякин девлетлер арасы мунасебетлерде вазиет фаркълыдыр. Хазрети Али (р.а) шойле дей: «Кисра Ресулюллах Эфендимизге базы шейлер эдие этти, Эфендимиз oндан бу эдиелерни къабул этти. Башкъа къыраллар да oнъа эдиелер бердилер, o да олардан буны къабул этти» (Тирмизи, Сиер, 23). Чюнки булар девлет реиси oлып девлетлер арасы мунасебетлер бакъымындан эдиелерини къабул этмек, барыш ве достлукъ ичюндир. Аллах Ресули (с.а.в.), къайсы алларда эдие къабул этильмемеси керек олгъаныны да бильдиргендир. Эбу Умаме (р.а.)нынъ дегенине коре, шойле буюргъан: «Ким бир кимсеге ярдымджы oлур, o да бунъа къаршы бир эдие япса, эдиени къабул эткени такъдирде, фаиз къапыларындан буюк бир къапыгъа кирген oлур» (Эбу Давуд, Бую, 82). Бири акъкъында гузель шаатлыкъта булунмакъ мендюп, атта базы алларда ваджип oлур. Ялынъыз бу хызметке къаршылыкъ эдие алмакъ джаиз дегильдир. Бойле бир истекте булунмакъ, фаизнинъ элял малны зиянгъа огъраткъаны киби, хызмет севабынынъ ёкъ oлмасына себеп oлыр. Убаде бин Самит (р.а.) шойле анълата: «Мен эхл-и суффеден бир къысым инсанларгъа язы язмакъны ве Къуран-ы Керимни огреткен эдим. Олардан бир адам манъа бир яй эдие этти. Мен де: – «Бу яй меним ичюн буюк бир мал дегиль, oнынънен Аллах ёлунда атыш япарым. Лякин кене де барып Ресулюллахтан сoрайджам», дедим. Онъа барып, – «Эй, Аллахнынъ Ресули! Язы ве Къуран огреткеним кимселерден бири манъа бир яй эдие этти. Бу меним ичюн бир мал да дегиль. Мен oнынънен Аллах ёлунда атыш япарым!», дедим. Эфендимиз манъа: « – Эгер атештен бир такъы такъынмакъны севсенъ, къабул эт!» джевабыны берди» (Эбу Давуд, Бую, 37). Эдиеде дикъкъат этильмеси керек олгъан дигер бир хусус да, эдие бермектен вазгечмемек я да берильген эдиени къайтарып алмагъа чалышмамакътыр. Аллах Ресули (с.а.в.) бу мевзуда шойле буюра: «Бирининъ бир эдие берип я да икрамда булунып, текрар бундан вазгечмеси элял дегильдир. Лякин баба, баласына япкъаны багъыштан вазгече биле. Бергени эдиени кери истеген кимсенинъ алы копекке бенъзер. Копек аш ашар; къарны тойгъандан сoнъ къусар, сoнъ да къайтып озь къусмугъыны ашар» (Эбу Давуд, Бую, 81) Пейгъамбер Эфендимиз, бу шекильде агъыр бир уяры япып, эдиеден вазгечменинъ не къадар чиркин олгъаныны анълатмакъ ве инсанларны бу янълыш фииль ве арекеттен узакълаштырмакъ истегендир.   Мустафа Аджибекиров

Хадж ибадети

Опубликовано:

Риваетлерге коре, Кябе, ильк оларакъ Аллахнынъ эмири иле мелеклер тарафындан Меккенинъ ортасында бир ер оларакъ тайин этильгендир. Кябе, ер юзюнде къурулгъан ильк месджиддир. Аллаху Теаля буюра: «Инсанлар ичюн ер юзюнде къурулгъан ильк эв Меккеде булунгъан мубарек ве алемлер ичюн бир хидает къайнагъы олгъан Кябедир» («Ал-и Имран» суреси, 3/96 ает). Кябе исми Къуранда эки ерде кече. Амма кене Къуранда кечкени киби, Бейт, Бейтуллах, Бейту-ль Харам, Месджид-уль Харам киби исимлернен анъыла. Хазрети Адем (а.с.) ер юзюне кельген вакъытта, Раббимиз онъа, эм озю ичюн, эм де зурриети ичюн, топланып афу ве магъфирет тилееджеклери бир бина япмакъны эмир этти. Бу бинанынъ янында япыладжакъ ибадетлернинъ къабул этиледжеги вахий этильди. Бунынъ устюне Хазрети Адем (а.с.) Кябени инша этти. Анджакъ Адем пейгъамбернинъ япкъан бу бина кунюмизге къадар къорчаланмады. Нух (а.с.) туфанындан сонъра, Кябе бозулгъан эди ве Кябенинъ устю къумларнен къапалгъан эди. Билингени киби, даа сонъра Аллах Теаля, Хазрети Ибрахимге (а.с.) инсанларны этрафында топлап, бирликте ибадет этмек ичюн бир эв япмасыны эмир этти ве ерининъ де Земзем къуюсынынъ якъынында бир ер олгъаныны бильдирди. Ривает этильгенине коре, Ибрахим (а.с.) ве Исмаил (а.с.) Кябени Адемнинъ (а.с.) темели устюнде къурдылар. Бу мевзуда Аллах бойле буюра: «Бир вакъытларда Ибрахим Исмаилнен берабер Бейтуллахнынъ темеллерини юксельтип (бойле дуа эте эдилер): «Эй, Раббимиз! Бизден буны къабул эт; шубесиз, сен эшитиджи, билиджисинъ» («Бакъара» суреси, 2/ 127 ает). Ибрахим (а.с.) Кябени инша эткенде, дуварлары юксельген сайын бир мердивенге ихтиядж бар эди. Бир таш тапып, онынъ устюне чыкъып дувар орьмеге девам этти. Дуварлар юксельген сайын, бу таш да юкселе, Ибрахим (а.с.) тюшмек истегенде, бу таш да ашагъы тюше. Бу таш шимди Хаджылар тарафындан Макъам-ы Ибрахим оларакъ билинген ерде, демир бир къафеснинъ ичинде тура. Ташнынъ устюнде Ибрахим пейгъамбернинъ аякъ изи бар. Аллах Теаля бу ер акъкъында бойле буюра: «Бу Бейтни (Кябени) инсанларгъа бир топланув ери ве эмин бир ер къылдыкъ. Сиз де Ибрахимнинъ макъамында бир ер эдининъ (о ерде намаз къылынъ)» («Бакъара» суреси, 2/ 125 ает). Кябенинъ иншааты биткен сонъ, Ибрахим (а.с.) бойле дуа этти: «Эй, Раббим! Бу ерни эмин бир шеэр яп, халкъындан Аллахкъа ве ахирет кунюне инангъанларны чешитли мейвелернен бесле» («Бакъара» суреси, 2/126 ает); «Раббимиз! Бизни санъа боюн эгген къулларынъдан эйле! Неслимизден де санъа итаат эткен бир уммет чыкъар. Бизге ибадет усулларыны косьтер; тёвбелеримизни къабул эт» («Бакъара» суреси, 2/ 128 ает). Бу месджиднинъ фазилети акъкъында Пейгъамберимиз бойле буюрды: «Месджид-и Харамда къылынгъан бир намаз, дигерлеринде къылынгъан юз бинъ намаздан даа да фазилетли» (Теджрид-и Сарих). Хаджер-уль Эсвед Кябе бир кере де Пейгамберимиз вакътында даа Пейгъамберлик берильмеден эвель инша этильген эди. Къурейш къабилелерининъ энъ буюклери тарафындан дуварлары котерильген сонъ, сыра Хаджер-уль Эсведни ерине къоймакъ кельди. Бу мевзуда эр кес Пейгъамберимиз (с.а.в.) ишанчлы инсан олгъаны ичюн, онынъ къарар бергенини истедилер. Пейгъамберимиз (с.а.в.) де ерге бир шей тёшеди. Бу шейнинъ дёрт кошесинден бу къабиле реислери тутып котерген сонъ, Пейгъамберимиз озь эллеринен ташны ерине къойды. Бу мубарек таш акъкъында Пейгъамберимиз бойле буюра: «Хаджер-уль Эсвед, Дженнеттен энди. О, энгенде, сюттен даа да беяз эди. Адем огъулларынынъ хаталары (гунахлары) оны къарартты» (Несаи). Таваф Хаджер-уль Эсведнинъ изасындан башлап, Кябени солгъа алып, еди кере Кябе этрафына айлянмакъ айтыла. Эр бир айлянувгъа «Шавт»,  – деп, айтыла. Таваф акъкъында Пейгъамберимиз бойле буюргъан: «Ким Кябени Таваф этсе ве Тавафтан сонъ эки рекят намаз къылса, бир ракъабе (коле я да джарие) азат эткен киби севап къазаныр». Таваф сырасында дуалар этиле, зикирлер япыла, саляватлар кетириле. Сафа ве Мерва Ибрахим (а.с.) апайы Хаджерни ве огълы Исмаилны Аллахнынъ эмринен Меккеге чёльде быракъып кеткен эди. Хаджернинъ янындаки сув биткен эди. Даа къундакъта олгъан Исмаил (а.с.) сувсыз къалгъан эди. Хаджер анамыз сув къыдырмакъ ичюн чыкъты ве якъынындаки тёпелерге чапмагъа башлады. О ер дере - тепе олгъаны ичюн, огълумы корип оламам, деп раатсызлана эди. Бу себептен башта Сафа тепесине чыкъты, о ерден огълуна бакъты, о ерден бир даа вадиге энъди. Сув арады, амма тапамады. Ондан сонъ Мерва тёпесине чыкъты. Огълуна бакъты. Буны еди кере текрарлады. Хаджыларнынъ Сафа иле Мерва арасында чапмалары о куннинъ хатырасына бир суннеттир. Къуран-ы Керимде Аллах Сафа иле Мерва акъкъында бойле буюра: «Сафа иле Мерва Аллахнынъ къойгъан аляметлеринден. Ким де ким хадж я да умре ниетинен Кябени зиярет этсе, бу экиси арасында Сай этмесинде бир гунах ёкъ. Ким ичинден келип бир эйилик япса, Аллах онынъ къаршылыгъыны берир, о эр шейни билир» («Бакъара» суреси, 2/158 ает). Сафа иле Мерва арасы якълашыкъ 400 метрдир. 1922 сенеси бу эки тёпенинъ арасы толдурылды ве хаджыларгъа къолай олмасы ичюн, дере-тепе олгъан ер догъурланды. Земзем Сувы Хаджер Сафа иле Мерва арасында чапып сув арагъанда, Раббине ялварып дуа эте эди. О, Аллахтан ич умютини кесмейип, Аллахкъа тевеккюль эткен эди. Ве о сырада муджизе керчеклешти. Исмаил (а.с.) агълагъанда, аякъларыны ургъан ерден сув фышкъырды. Иште, юзйыллардыр инсанларгъа шифа менбасы олгъан Земземнинъ икяеси будыр. Пейгъамберимиз бу мубарек сув акъкъында: «Земзем не ичюн ичильсе, онынъ ичюндир» (Яни не ниетнен ичильсе, она яхшы келе). Арафат Арафат – Меккеге 20 км узакълыкъта, саасы 14 км2 дживарында олгъан бир вадининъ адыдыр.  «Арафат» – «бильмек, анъламакъ, танышмакъ, бири-бирини тапмакъ» маналырына келе. Бу саанынъ гъарбында Хазрети Пейгъамберимизнинъ Веда Хаджында къонакълагъан еринде япылгъан Немире месджиди бар. Шаркъында исе Рахмет тёпеси бар. Риваетлерге коре, Хазрети Джебраиль бу ерде Хазрети Ибрахимге Хаджнен багълы бильги берди, насыл япыладжагъыны огретти. Кене риваетлерге коре, дженнеттен дюньягъа ёлланылгъан Адемнен Хава бу ерде тапыштылар. Хаджыгъа баргъан инсанлар бу ерде дуалар, тёвбелер этелер. Арафат акъкъында Аллах бойле айта: «Вакъфенъизни тамамлап, Арафаттан Музделифеге тараф джошкъунен кеткенинъизде, Мешариль Харамда Аллахны зикир этинъ» («Бакъара» суреси, 2/198 ает). Дюньянынъ эр тарафындан кельген мусульманлар, Хадж ибадетининъ энъ муим фарзы олгъан «Арафат вакъфеси» ичюн Зульхидждже айынынъ 9-джы куны (Арефе куню) бу мейданда топланалар ве кунеш баткангъа къадар бу ерде ибадет алында олалар.  Арафат акъкъында Севимли Пейгъамберимиз Арафатнынъ эмиетини: «Хадж Арафаттыр ве Арафатнынъ эр тарафы вакъфе еридир»,  – сёзлеринен бильдирген (Тирмизи, Муслим). Музделифе вакъфеси           Мина иле Арафат арасында олгъан 12 км2 кенъишлигинде олгъан вадиге Музделифе, деп айтылгъан. Музделифе, арапча «зелефе» тамырындан келе ве «якъынлашмакъ», демектир. Юдже Аллах бу ерде бол-бол ибадет этмекни эмир эткен. Хаджнынъ ваджиплеринден бири олгъан Музделифе вакъфеси бу мейданда гедже къалып япылыр. Акъшам вакъты Арафаттан ёлгъа чыкъкъан хаджылар Музделифеде акъшам намазынен ятсы намазыны бирлештирип къылалар. Шейтан ташламакъ ичюн ташлар бу мейданда топлана. Байрамнынъ биринджи куню сабах намазындан сонъ, Музделифеден Минагъа кетиле. Хаджылар Музделифеде ибадет, зикр ве дуанен кечирелер. Мешар-иль Харам бу ерде олгъан «Кузах» денильген тёпенинъ адыдыр. Къуранда, «… Арафаттан акъын эткенинъизде Мешариль Харамда (Музделифеде) Аллахны зикр этинъ…», деп айтыла («Бакъара» суреси, 2/198 ает). Севимли Пейгъамберимиз (с.а.в.) хаджылыкъ сырасында Музделифеге кельгенде, Мешар-иль Харам денильген бу тепенинъ янында сабахкъа къадар ибадет ве дуа эткен. Мина Мина, Музделифе иле Мекке арасында къалгъан кенъиш бир ердир. Джемарат адынен билинген шейтан ташлама ерлери бу ердедир. Хадж къурбанларынынъ союлгъан ерлери бу ердедир. Пейгъаберимизнинъ Мина куньлерини кечирген мекянгъа япылгъан «Месджидуль Хайф» бу ердедир. Музделифе вакъфесинден сонъра хаджылар Минагъа келип, Хаджнынъ ваджиплеринден бириси олгъан ве учь кунь девам эткен шейтан ташлама вазифесини ерине кетирирлер. Бундан да башкъа бу куньлернинъ геджелерини Минада кечирмек суннеттир. Алимлернинъ айткъанына коре, «къан акъытмакъ» манасына кельген «Мина» келимеси, арапча «имна» келимесинден келе. Шейтан ташлама ерлери Бунъа Джамарат, деп айтыла. Хаджылар Минада шейтан ташлаган учь ер. Ибрахим (а.с.) онъа мани олмакъ истеген шейтанны бу ерде ташлады. Къурбан Ибрахим (а.с.), къурбан этмек ичюн огълуны Хазрети Исмаилны Минагъа алып кете, сонъра Хазрети  Ибрахимге Аллах тарафындан бир къурбанлыкъ бериле. Къуран-ы Керимде бу акъта Аллах бойле буюра: «Ве фидье оларакъ онъа буюк бир къурбанлыкъ бердик» («Саффат» суреси, 37/107 ает). Къурбан байрамынынъ биринджи куню бу ерде къурбанлар союла. Къурбан соймакъ Аллахнынъ ниметлерине шукурдир. Аллах ёлунда япылгъан федакярлыкътыр. Асылында Хадж ибадетининъ эписи бир федакярлыкътыр. Аллах ёлунда эр шейини бермектир. Хадж ибадети ойле бир ибадет ки, онынъ ичинде бутюн ибадетлер бар. Хаджда инсан санки ахирет манзарасыны корген киби ола, ве омюрининъ къалгъан къысмыны онъа коре кечирмеге тырышмалы. Раббим джумле хаджыларнынъ хаджыны къабул этсин!     Иса ВЕЛИЕВ

Мечеть Менгли I Герая в Салачике

Опубликовано:

Хорошо известно, что Бахчисарай стал столицей Крымского ханства лишь почти сто лет спустя после основания этого государства: ведь Крымское ханство было образовано Хаджи Гераем в 1441 году, а Бахчисарай основан его внуком, Сахибом I Гераем, в 1532-м. А в промежутке между этими двумя датами столица Крымского ханства располагалась сначала в городе Кырым (Эски-Кырым, Старый Крым), а с 1450-х по 1530-е годы – в Кырк-Ер. Под названием Кырк-Ер в 15 и 16 веках обозначалась местность к востоку от нынешнего Бахчисарая, которая включала два населенных пункта: первым из этих пунктов была горная крепость на вершине скального утеса (ее теперь называют Чуфут-Кале), а вторым – поселок в ущелье у подножия крепостной скалы. Этот поселок возник намного раньше Бахчисарая, но впоследствии был поглощен разросшейся ханской столицей и превратился просто в квартал на восточной окраине Бахчисарая. С 16 века это селение носило название Салачик. На рубеже 15 и 16 столетий хан Менгли I Герай, сын основателя Крымского ханства Хаджи Герая, возвел в Салачике целый комплекс новых построек, призванных подчеркнуть столичный статус ханской ставки. Согласно старой традиции, соблюдавшейся и в столицах других мусульманских государств, таких статусных сооружений должно было насчитываться пять: главная столичная мечеть, медресе при ней, дворец правителя, кладбище правящей династии и какое-нибудь благотворительное сооружение для всех горожан (в столицах других стран это могла быть лечебница или приют для бедных, а в Салачике таким заведением стала общественная баня). Две из этих пяти столичных построек, возведенных тогда Менгли Гераем, дошли до наших дней почти в целости (будучи, к тому же, качественно отреставрированы в 2004-09 годах): это Зынджырлы-медресе и дюрбе первых крымских ханов. А остальные три постройки, к сожалению, не сохранились: от ханского дворца Девлет-Сарай уцелел лишь входной портал, от ханской бани остался лишь фундамент поблизости от стен Зынджырлы-медресе, а на месте мечети стоит новое строение. Одному из этих трех исчезнувших памятников – столичной мечети Менгли I Герая – и посвящен сегодняшний очерк. Судя по сохранившимся в архивах документам, эта мечеть стала первой постройкой, с которой хан начал строительство своего нового столичного комплекса. Первые упоминания о ней появляются в письмах Менгли Герая в 1498 году. Принявшись за благоустройство своей столицы, хан испытывал серьезную нехватку средств: ведь ему в те годы приходилось еще и вести оборонительную войну против последних ордынских правителей, которые не признавали независимости ханства и пытались вернуть Крым себе. Потому он писал своему союзнику в борьбе против Орды, московскому великому князю Ивану III: «Я дал обет украсить дом Аллаха, но средств в моих руках мало, жемчугов мало, что мне делать?». Менгли Герай не мог требовать от Ивана, чтобы тот помогал ему строить мечеть, однако предполагалось, что два союзника могут обменяться дружескими дарами, и это поможет разрешить финансовые затруднения хана. Потому Менгли Герай направил своих послов в Москву не только с письмом, но еще и с подарком для князя. Подарок был необычным и редкостным: это был золотой перстень с рубином, который раньше принадлежал знаменитому османскому султану Мехмеду II Завоевателю, умершему в 1481 году. Эту реликвию в память о своем отце когда-то прислал хану сын покойного султана, теперешний османский падишах Баезид II. Подобные подарки в виде личных вещей правителей исключительно высоко ценились в то время и считались знаком близкой дружбы и крепкого союза. Не случайно хан упомянул в своем письме и про жемчуга. Жемчуг с Индийского океана, доставлявшийся в Крым восточными купцами, был хотя и не слишком масштабной, но довольно частой статьей крымского экспорта в Москву. Продавая его там, крымские торговцы закупали на вырученные деньги меха, которые затем перепродавали в Крыму с большой выгодой. Вот и теперь хан отправил со своими доверенными лицами в Москву на продажу партию жемчуга из собственной казны: 175 жемчужин разных размеров, попросив Ивана, чтобы тот выкупил их за 70 тысяч денег (что в два раза превышало их настоящую стоимость), и, сообщив, что вырученный излишек пойдет на строительство мечети. Ответ князя хану на это послание не сохранился, но мало сомнений в том, что Иван III выполнил просьбу Менгли I Герая: ведь Крым тогда был для Москвы ценным союзником, оба правителя вместе боролись против Орды, и потому такие взаимные услуги были полезны для укрепления их союза. Строительство ханской мечети продолжалось 10 лет – об этом можно судить из того, что когда мечеть была готова, в закладной плите на ее входе рядом с именем Менгли Герай-хана была указана дата 914 (1508) года. После этого мечеть Менгли Герая в Салачике на протяжении нескольких десятилетий служила главной мечетью Крымского ханства. Но уже довольно скоро, в 1532 году, хан Сахиб I Герай основал Бахчисарайский дворец. Туда из Салачика переместилась ханская ставка, и там, в Бахчисарае, была возведена новая главная столичная мечеть: Биюк-Хан-Джами при Ханском дворце. А мечети Менгли Герая в Салачике осталась более скромная роль: теперь она стала использоваться как мечеть при Зынджырлы-медресе, которое продолжало действовать и после переноса главной ханской резиденции из Салачика в Бахчисарай. Сейчас уже непросто представить, как в точности выглядела ханская мечеть в Салачике: ведь она давно снесена, а на ее фундаменте теперь стоит другое здание, построенное намного позже. В советские времена постройка на месте старой мечети использовалась как столовая психоневрологического интерната, а после перевода этого заведения в другое место заброшенное здание пустеет, постепенно превращаясь в руины. В его разрушающихся стенах местами еще видны участки старинной кладки – это и есть последнее, что напоминает о ханской мечети. По-видимому, мечеть Менгли Герая была скромным, небольшим по масштабу сооружением. Она не вызывала интереса у художников и фотографов прошлых лет, и никто из них не успел толком зарисовать или отснять ее до сноса, потому общий облик мечети остается неизвестным. И хотя один рисунок 1803 года запечатлел в этом месте Салачикского ущелья некую мечеть с полуразрушенным минаретом, этот рисунок нельзя считать целиком достоверным: в этом можно убедиться, сравнив, насколько неточно на нём изображено стоящее поблизости ханское дюрбе (истинный облик которого, в отличие от мечети, хорошо известен). Несомненно, наши скудные сведения о мечети Менгли I Герая в Салачике могли бы серьезно обогатиться благодаря археологическим исследованиям. Такие исследования помогли бы освободить фундамент мечети от поздних надстроек и выяснить общий план здания – а это позволило бы архитекторам сделать выводы об изначальном виде мечети. Не исключено даже, что под землей могут быть обнаружены некие надписи или предметы, способные пролить свет на прошлое этой постройки. Лишь после такого изучения, когда исторический облик здания будет восстановлен, можно будет приступать к проектам реконструкции мечети (а такие проекты на протяжении последних 15 лет выдвигались уже не раз). Однако основательных археологических исследований на фундаментах старой разрушенной мечети пока еще не проводилось.   Олекса ГАЙВАРОНСКИЙ  

Центр веры — сердце

Опубликовано:

Как-то несколько сахабов пришли к Пророку Мухаммеду (салляллаху алейхи ве селлем) и спросили: «О, Посланник Аллаха! Кто среди людей самый лучший?» И тогда он (алейхи селям) ответил им: «Это тот, чьё сердце очищено от грязей и чей язык целиком и полностью является правдивым». Услышав такой ответ, сахабы стали расспрашивать дальше: «О, Посланник Аллаха! А что значит обладать сердцем, очищенным от грязей?» На что он (алейхи селям) ответил: «Это значит держаться далеко от [проявления лицемерия и] хитрости, [обмана и] интриганства, несправедливости и зависти, а также [каждое мгновение] опасаться ослушаться [велений] Аллаха». И тут сахабы задали ещё один интересный вопрос: «О, Посланник Аллаха! А кто же последует за человеком, обладающим таким сердцем?» И тогда наш Пророк (салляллаху алейхи ве селлем)  сказал: «[За таким человеком последует] тот, кто всем сердцем полюбил Ахирет (последующую жизнь) и возненавидел мирское» (Ибн Мадже, Зюхд, 34). В русском языке слово «сердце» возникло от общеславянского «сьрдь», что означало «то, что находится в центре». В тюркских языках мы встречаем два слова: 1) «юрек» – центральный орган кровообращения, позволяющий «юрьмек», т.е. ходить; 2) «гоньюль» – центральное место чувств человека, т.е. духовная сторона слова «юрек». В арабском же языке для обозначения слова «сердце» мы встречаем известное слово «къальб». Таким образом, в духовной жизни человека сердце является центром всех чувств – веры и отвержения, любви и ненависти, смелости и трусости, плохого и хорошего. Знать Аллаха и признавать Его – это дело сердца (Бухари, Иман, 13). Удивительно, что в сердце находятся зависть, гнев и ненависть, но в то же время, в сердце помещаются трепет перед Аллахом, мудрость, богобоязненность и вера (Муслим, Иман, 230). Здесь особо стоит отметить то, что сердце каждого человека ищет спокойствия, и Коран подсказывает нам, что «только в поминании Аллаха сердца находят утешение» (Сура «Рад», 13/28 аят). О важности такого органа как сердце, наш Пророк Мухаммед (салляллаху алейхи ве селлем) высказался следующими словами: «Знайте, что в теле человека есть маленький кусочек мяса, и если этот кусочек мяса будет хорошим, то и всё тело будет хорошим. Если этот кусочек мяса испортится, то испортится и всё тело. Будьте внимательны, этот кусочек мяса – это сердце!» (Бухари, Иман, 39). Сердце, почерневшее от мрака неверия и невежества, может за доли секунды осветиться светом веры. Поэтому, наш Пророк (алейхи селям) советовал нам читать молитву: «О, Аллах, Который изменяет сердца и разворачивает их [куда пожелает]! Сделай моё сердце стойким в Твоей религии и в привязанности к Тебе!» (Муслим, Иман, 1). Сердце, которое человека делает человеком и тем самым отделяет его от других живых существ, обладает особенностью постоянно меняться. Давайте послушаем, как Аллах в Коране описывает эту особенность сердца человека. Сердца, которые остаются далёкими от света веры, постепенно становятся слепыми (Сура «Хадж», 22/46 аят). Сердца, лишённые силы истины, теряют свой блеск и чернеют. Сердца, которые теряют чувствительность, каменеют (Сура «Бакара», 2/88 аят). Сердца, которые похотливо погружаются в грехи, начинают ржаветь, затем они теряют желание понять истину, и в конце концов такие сердца запечатываются Аллахом и на них накидывается завеса (Сура «Энам», 6/25 аят). Запечатывание сердец Посланник Аллаха объяснил следующим образом: «Когда раб [Божий] совершает грех, то на его сердце образуется чёрное пятно, и если человек отвернётся от этого греха и раскается, то его сердце будет блестеть [как и прежде]. Если же он будет постоянно совершать этот грех, то это чёрное пятно [начнёт увеличиваться, пока] не охватит всё сердце» (Тирмизи, Тефсир-и Суре, 83, 1). Сказав это, наш Пророк (с.а.в.) прочитал аят: «Нет же! [Коран – это не легенды прежних]. Напротив, то, что они приобрели [для себя из греха], ржавчиной покрыло их сердца» (Сура «Мутаффифин», 83/14 аят). Сердца же, лишённые веры, далёкие от поминания Творца вселенной, неискренние и двуличные перед самим собой и другими, в Коране упоминаются как сердца, «поражённые болезнью»: «Среди людей есть и такие, которые говорят: «Мы уверовали в Аллаха и последующую жизнь», хотя они не уверовали. [Такие люди] пытаются обмануть Аллаха и уверовавших. Но нет же! Этим они только себя обманывают и не ведают об этом. В сердцах их болезнь и Аллах увеличил им их болезни. И им уготовлено мучительное наказание за то, что они лгут [о своей вере]» (Сура «Бакара», 2/8-10 аяты). Частое поминание Аллаха, стойкость в совершении поклонений, размышления о смерти и о том, что будет после неё, а также доброжелательность ко всем живым существам на свете – всё это дарит новую жизнь сердцу. Ведь «Верующие — это только те, сердца которых испытывают страх при упоминании Аллаха; у которых, когда им произносят Его аяты, приумножается их вера…» (Сура «Энфаль», 8/2 аят). Коран учит нас тому, что если у человека нет веры и действий, соразмерно своей вере, то в Судный день ни имущество, ни дети, ни другие мирские возможности не принесут такому человеку пользы. Ведь «кроме как тем, которые предстанут перед Аллахом с чистым сердцем» (Сура «Шуара», 26/89 аят). «Къальб-и селим» (т.е. «чистое сердце») – это сердце, очищенное от признания кого-либо своим богом, кроме Аллаха; это сердце, не испытывающее сомнение в вере в Аллаха; это сердце, отдалившееся от невежества и плохих черт характера. Чистое сердце со всей искренностью верит в основы веры и всей душой привязано к Сунне Пророка Мухаммеда (салляллаху алейхи ве селлем) Таким образом, чистое сердце – это сердце, очищенное поминанием Аллаха, освещённое светом веры и наполненное любовью к Аллаху и Его Посланнику (алейхи селям). Мы часто возносим свою мольбу Аллаху, желая, чтобы Он принял их и помог нам самим, нашим детям, родителям, родственникам, друзьям и соседям. Но чтобы наша мольба и молитва могли быть принятыми, важно, чтобы они были кристально чистыми и искренними. А для этого жизненно необходимо, чтобы наш желудок не был запачкан запретными продуктами, чтобы наше сердце не было поражено недугами из-за наших порочных поступков. Если же быть внимательным к этому, то, несомненно, Аллах примет вашу мольбу и подарит здоровье вашим родителям, спасет от несчастья ваших детей и вселит спокойствие в ваши сердца.   Руслан АБДУЛЛАЕВ

Сокровенные тайны хаджа

Опубликовано:

Из воспоминаний праведных рабов Аллаха Хадж является фарзом, который обязан выполнить каждый верующий в течение жизни, при условии, если он обладает достаточными средствами и возможностью для его совершения... Однако праведные рабы Аллаха, которым дарована способность получать особое наслаждение от каждого поклонения Всевышнему, при любой возможности стремились повторно совершить хадж и умру. Хадж не является обычной туристической поездкой к исламским святыням. В этой статье мы постараемся обратить ваше внимание на те нормы поведения мусульманина, которые крайне важны во время совершения хаджа и умры. Самое главное во время совершения хаджа и умры – суметь наилучшим образом использовать то короткое время, которое отведено на их совершение. Поэтому категорически следует избегать любых ненужных и бесполезных разговоров и не говорить на темы, которые не касаются лично вас, в частности — не обсуждать людей или их ошибки и недостатки. Наше поведение в хадже и умре является ясным показателем степени нашей веры и уровня духовности наших сердец. Верующему не подобает проявлять пренебрежения к другому верующему, испытывать к нему злобу или неприязнь. Кто и что из себя представляет на самом деле – людям неведомо, степень богобоязненности каждого человека знает лишь Всевышний Господь. Весьма поучителен случай из жизни великого праведника Шейха Халида Багдади. Влекомый глубокой любовью к Посланнику Аллаха (салляллаху алейхи ве селлям), Халид Багдади отправился в путешествие из Багдада в Мекку и Медину. Достигнув Лучезарной Медины, он увидел там человека, лицо которого излучало «нур» (духовное сияние). Халид Багдади, словно растворившись в духовности этого праведника, прибывшего из Йемена, начал просить у него духовного наставления, подобно тому, как человек, далекий от религии просит совета у ученого. Йеменский шейх сказал: «О, Халид! Когда ты дойдешь до блистательной Мекки, около Каабы станешь свидетелем кое-чего, не соответствующего «эдебу» (культуре поведения). Не вздумай делать ошибочный вывод о том человеке, поддавшись «су-и зан» (скверному предположению)! Удерживай свои глаза и сердце от выискивания грехов и ошибок у других людей! Будь занят своей душой!» Однако в Мекке Халидом Багдади овладело состояние духовного опьянения от атмосферы этого священного города, являющегося сердцем Ислама и духовным центром мироздания. Находясь в таком состоянии, как-то в пятничный день он увидел дервиша, вид которого был неопрятен и потрепан, но лицо озарял внутренний свет. Халид Багдади заметил, что дервиш, сидя спиной к Каабе, очень пристально смотрит на него. Он подумал про себя: «Этот человек не может правильно вести себя даже по отношению к величественной Каабе. Как же можно сидеть к ней спиной!» Человек, сидящий напротив Халида Багдади, будто прочитав его мысли, сказал: «Разве ты не знаешь, что почтение к верующему намного превосходит почтение к Каабе? (Ведь душа есть то место, куда обращен взор Всевышнего Господа, а непорочное сердце является «домом Аллаха»). Тогда почему ты противишься тому, что я обращен лицом к тебе, а спиной к Каабе? Неужели ты так быстро забыл слова того праведника, которого ты встретил в Лучезарной Медине!?» Услышав эти слова, Халид Багдади, понял, что это не обычный человек, а один из великих праведников. Извинившись, он припал лицом к его ладоням и начал умолять: «О, праведный человек! Пожалуйста, окажи мне духовную поддержку и будь моим наставником». Дервиш, углубившись в созерцание сокровенных тайн, ответил ему: «Твое духовное воспитание поручено не мне!» — и, указав рукой в сторону Индии, сказал: «Ты получишь знак оттуда и обретёшь успех там!» Так он дал понять Халиду Багдади, что тот доведет свое духовное воспитание до совершенства под руководством шейха Абдуллаха Дехлеви, живущего в Дели. Тем, кто собрался совершить хадж и умру следует сохранять состояние «хушу» в душе в течение всего паломничества. Быть занятым лишь своей душой, не заниматься пустыми делами. Стремитться вобрать в себя божественные проявления, которыми наполнена духовная атмосфера родины Ислама. Без сомнения, паломник и сам того не замечает, как происходит его духовное созревание во время хаджа. Мусульмане, которые отличаются щедростью и многочисленностью благодеяний, — это те, которые часто совершают хадж и умру. Признаком богоугодного паломничества, в том числе, является проявление у верующего таких черт, как щедрость, милосердие и забота обо всем сущем. Сердца и руки таких верующих протянуты ко всем живущим, они, испытывая особое наслаждение, отдают нуждающимся все самое ценное из того, чем обладают, ради обретения довольства Всевышнего Аллаха.   Эрвин Джеппаров

Пост в день Арафат

Опубликовано:

Пост в день Арафа является Сунной для тех мусульман, которые не совершают Хадж. Абу Катада передавал слова Пророка (салляллаху алейхи ве селлем), ответившего на вопрос о необходимости этого богослужения так: «Оно исходит из прошлых и грядущих лет» (Муслим, 1162). В другом хадисе сказано: «Я прошу Аллаха помочь мне искупить грехи в предшествующем, нынешнем и будущем году». Эль-Невеви отмечал, что пост в день Арафа считается мустехабом для тех, кто в этот момент не находится на горе Арафат. Для паломников и тех, кто пребывает на Арафате, считается желательным не поститься. Некоторые называют мекрух пост в день Арафа. К числу придерживающихся этого мнения относятся Дарими, Эль-Мухаамили, а также «Эль-Мусаннеф филь-Тенбих». Ибн Кудама в книге «Эль-Мухни» называл день Арафа великим и особо значимым временем, который имеет большие благословения. В «Сахихе» также отмечается, что Пророк (салляллаху алейхи ве селлем) называл этот пост искуплением грехов за два года. Ибн Муфлих в книге «Эль-Фуру» называл мустехабом пост в первые десять дней месяца Зуль-хиджа, особенно на девятый день, который выпадает на день Арафа. Аль-Касаани в «Бадааи Эль-Санаи» писал: «Что касается поста в день Арафа, то он является желательным для людей, которые совершают Хадж. Это мустехаб из-за многих хадисов и по причине превосходства дня Арафа над другими. Паломникам можно держать пост, если это не сделает его слишком слабым для стояния на горе Арафат и чтения дуа. Но если пост сделает его слишком слабым, тогда он становится мекрух, потому что севаб от поста можно получить в другой год, а стояние на Арафе и молитва недостижимы для большинства людей за исключением одного раза в жизни». В книге «Хаашият Эль-Дасуки» сказано: «Желательно поститься в день Арафа». Это высказывание носит рекомендательный характер и не обязательно к исполнению. Паломники также могут следовать примеру Пророка Мухаммада (салляллаху алейхи ве селлем), который не постился на Арафе во время прощального Хаджа. В «Сахихе» Бухари сказано, что люди не были уверены, можно ли соблюдать пост в этот день, и потому отправили Ресулюллаху (салляллаху алейхи ве селлем) кувшин молока, когда он стоял на Арафате. Он выпил молоко, когда мусульмане смотрели на него. Поэтому паломники в день Арафа могут не поститься, а остальным верующим желательно совершать это богослужение.   Эрвин Джеппаров  

Пейгъамберимизнинъ ёлджулыкъ эдеби

Опубликовано:

 Инсан аятынынъ вазгечильмез ихтиядж ве арекетлеринден бири, япкъан ёлджулыкъларыдыр. Бу ёлджулыкълар аскерий, тиджарий, ильмий ве ибадет макъсатларынен oладжагъы киби дерс алмакъ ве акърабаларны зиярет этмек ичюн де олмакъ мумкюндир. Бундан тыш да фаркълы гъаелернен ёлджулыкълар япыла. Лякин япылгъан бу ёлджулыкълар диний тарафтан ясакъланмагъан, белли бир гъаеге даянмасы ве Аллах ве Ресулининъ эмирине терс oлмамасы керектир. Ёлджулыкъларынъ эсас макъсадыны, Раббимизнинъ разылыгъы ве Oнынъ огреткен  макъсатлар тешкиль этмели. Юдже Раббимиз, Затынынъ юджелик ве буюклигининъ ишарет ве аляметлерини сейир этмек ичюн ве кечкен несиллернинъ яхшы я да ярамай алларындан дерс алмакъ ичюн, ёлджулыкълар япмакъны тевсие эткендир: «Де ки: Ер юзюнде долашынъыз, сонъ (пейгъамберлерни) яланлагъанларнынъ сонъунынъ насыл олгъанларына бакъынъыз!» («Энам» суреси, 6/11 ает). «Де ки: Ер юзюнде кезип долашынъыз да, Аллах ильк баштан насыл яраткъан, бир бакъынъыз. Иште, Аллах бундан сонъ (айны шекильде) ахирет аятыны да яратаджакъ. Акъикъатен, Аллах эр шейге къадирдир» («Анкебут» суреси, 29/20 ает). Къуран-ы Керим, самимий ниетлернен ве гузель гъаелернен ёлджулыкъкъа чыкъмакъны ве сеяхатны тешвикъ эте. Бу макъсат иле сеяхат эткенлерни тевбе, ибадет, шукюр, руку ве седжде эткенлер, эмр-и биль-маруф нехй-и аниль-мункер япкъанларнен берабер анъып мужделеген ве макътагъандыр («Тевбе» суреси, 9/112 ает). Ислям дини, ёлджулыкънынъ къыйынлыкъларына къаршылыкъ дёрт рекятлыкъ фарз намазларны эки рекят къылмакъ, алына коре, ораза тутмакъ ве Джума намазыны къылмакъны истекке багълап, кучюни зая эткенге зекят алмасыны ве къурбан кесмемек киби базы къoлайлыкълар кетиргендир. Аллах Ресули, хиджрет, дженк ве онъа бенъзер себеплер иле бир чoкъ ёлджулыкълар япкъандыр. Бу ёлджулыкъларында дикъкъат эткени муим хусуслар бар ки, булар уммети ичюн де япылмакъ керек олгъан бирер орьнектир. Пейгъамбер Эфендимиз, ёлджулыкъларына, эсасен, джумаакъшамы куню чыкъа эди. Джумаакъшамы кунюнден гъайры, башкъа куньлери ёлджулыкъкъа чыкъкъаны пек сийрек ола эди (Бухари, Джихад, 103; Эбу Давуд, Джихад, 77). Ёлджулыкъкъа эрте саатлерде чыкъып, сабанынъ серинлик ве тынч вакъытларындан файдаланмакъ керектир. Акъикъатен, Аллах Расули: «Аллахым! Умметимнинъ (саба) эртеден башлагъанлары ишлерини берекетли къыл!», – деп, дуа эткен, ёллагъаны ордуларны саба эртеден ёллай эди (Эбу Давуд, Джихад, 78). Ишимизге эрте башламакъ, тек ёлджулыкъ ичюн дегиль, илим огренмек, тиджарет япмакъ киби эр чешит хайырлы иш ичюн де пек муим бир къаиде ве берекет весилесидир. Муминлер бу берекеттен файдаланмакъ керек. Бир сахабининъ, тиджарет керванларыны саба эрте ёлгъа чыкъаргъаны ичюн, малынынъ арткъаны ве зенгин олгъаны бильдириле (Тирмизи, Бую, 6). Ресулюллах  (салляллаху алейхи ве селлем) ёлджулыкъкъа чыкъкъан вакъытта, айваны узерине минип отургъанындан сонъ, учь кере текбир кетирип: سُبْحَانَ الَّذِى سَخَّرَ لَنَا هذَا وَمَا كُنَّا لَهُ مُقْرِنِينَ. وَاِنَّا اِلَى رَبِّنَا لَمُنْقَلِبُونَ «Буны хызметимизге берген Аллахнынъ шаны юджедир. Буларгъа бизим кучюмиз етмез эди. Шубесиз, биз Раббимизге къайтаджакъмыз» («Зухруф» суреси, 43/12 ает) аетини oкъугъан, даа сoнъ да шойле дуа эте эди: «Эй, Аллахым! Бу ёлджулыгъымызны къoлай къыл ве узакъны якъын эт! Эй, Аллахым! Сеферде ярдымджым, аркъада къалгъан бала-чагъамнынъ къорчалайджысы Сенсинъ. Эй, Аллахым! Ёлджулыкънынъ мешакъкъатларында, кедер бериджи шейлер иле къаршылашмакътан ве къайткъанымызда малымызда, бала-чагъамызда яман аллар корьмектен санъа сыгъынам». Эфендимиз ёлджулыкътан къайткъан заманда шу джумлелерни сёйлеген: «Биз ёлджулыкътан къайткъан, тёвбе эткен, къуллукъ япкъан ве Раббимизге хамд эткен кишилермиз» (Муслим, Хадж, 425; Эбу Давуд, Джихад, 72). Бу дуада Севгили Пейгъамберимиз, ёлджулыкъкъа чыкъкъан эр кеснинъ дуйгъаны таса ве къайгъыларны тильге кетирип, булар акъкъында Юдже Раббимизге насыл дуа этиледжегини косьтерген. Ёлджулыкъ вакътында Пейгъамбер Эфендимиз, асхабы иле берабер тёпелерге чыкъкъанда: «Аллаху экбер», – деген. Тюз ёлгъа тюшкенлеринде де: «Субханаллах», – деп, зикир эткенлер (Эбу Давуд, Джихад, 72). Лякин Аллах Ресули, ёлджулыкъта текбир кетирип тесбихат япкъанда, орта ёлны муафаза эткен, зияделиктен сакъынгъан ве асхабына да буны тевсие эткен. Бу хусуста Эбу Муса Эль-Эшарининъ (р.а.) ривает эткен шу адисе пек дерс бериджидир: «Биз бир ёлджулыкъта Эфендимиз иле берабер эдик. Тёпелерге чыкъкъанымызда: «Аллаху экбер, Ля иляхе илляллах», –  деп, юксек сеснен текбир кетирдик. Бунынъ узерине Аллах Ресули: «Эй, мусульманлар! Озюнъизни зoрламанъыз. Чюнки сиз сагъыргъа я да бу ерде oлмагъан бирине сесленмейсинъиз. Аллах эр заман сизнен берабер, эшитир ве сизге сизден даа якъындыр», – деп, буюрды» (Бухари, Джихад, 131; Муслим, Зикр, 44). Айрыджа Эфендимиз яманлыкълардан къорчаланмакъ ичюн, Аллахкъа дуа этильмесини тевсие этип: «Ким бир ерде къонакълар да сoнъ: اَعُوذُ بِكَلِمَاتِ اللهِ التَّامَّاتِ مِنْ شَرِّ مَا خَلَقَ «Яратылгъанларнынъ яманлыкъларындан Аллахнынъ мукеммель сёзлерине (ает, сыфат ве исимлерине) сыгъынам», – десе, къoнакълагъан o ерден айрылгъангъа къадар ич бир шей oнъа зарар берип оламаз», – деп, буюра эди. (Муслим, Зикир, 54-55). Ёлджулыкъ эснасында, табиий сыкъынтыларнынъ янында бекленмеген алларнынъ да пейда олмасы мумкюн. Денъишик себеплер иле инсанлар ярдымгъа мухтадж oлурлар. Кимининъ баласы хаста oлур, кимининъ ашлары битер, кимининъ айваны раатсызланыр, кимининъ де я арабасы бозулыр, я да бу киби ихтияджлар пейда олур. Бу себептен бойле алларда мусульман, муакъкъакъ янындаки инсанларгъа ярдымджы олмасы керек. Бу да, ёлджулыкъта Ислямнынъ эмир эткен эдеплерден биридир. Ресулюллахнынъ (салляллаху алейхи ве селлем) ёлджулыкъ эснасында ёл аркъадашларына ярдым этмек ичюн, аркъадан кельген, юрьмеге кучю етмеген кимселерни айванына минъсеткен ве оларгъа дуа эткендир (Эбу Давуд, Джихад, 94). Бир группа иле арекет этильгенде, энъ зайыф кишининъ алы ве севиеси дикъкъаткъа алынып арекет этильмели. Чюнки бир зынджырнынъ къуветини энъ зайыф алкъасынен ольчейлер. Ёлджулыкълар, инсанларнынъ табиат ве ич дюньяларынынъ ачыкъкъа чыкъып анълашылгъаны энъ муим заманлардыр. Хусусан, пек мешакъатлы oлгъан хадж ёлджулыкъларында бу хусус даа ачыкъ бир шекильде ортагъа чыкъа. Пек уфакъ себеплерден буюк джан агъырувлар ве къарышыкълыкълар пейда олмасы мумкюндир. Бу, инсаннынъ зайыфлыгъындан ве ичинде сакълагъаны менфийликлерге маниа oламамасындан келе. Албуки, бойле мукъаддес бир ёлджулыкъта незакетли, сабырлы ве чыдамлы oлмакъ ве ярамай сёзден, мунакъашадан ве эр чешит гунахлардан узакъ турмакъ керектир. Ёлджулыкъта, чокъ вакъыт джоймайып аман къайтмакъ керектир. Пейгъамберимиз, ёлджулыкънынъ бир чешит азап олгъаныны бильдирип: «Ёлджулыкъкъа чыкъкъан бири ишини битиргенинен, эвине къайтмакъта аджеле этсин!», – деп, буюра эди (Бухари, Умре, 19; Муслим, Имаре, 179). Чюнки инсаннынъ узеринде, башта озю oлмакъ узьре, аилесининъ ве балаларынынъ да акъкъы бардыр. Ресулюллах (салляллаху алейхи ве селлем) узун бир вакъыт аилесинден айры къалгъан кимсенинъ, эвине гедже вакъты апансыздан кельмесини де ясакълагъандыр (Бухари, Никах, 130; Муслим, Имаре, 183). Ресулюллах  (салляллаху алейхи ве селлем) озю де, ёлджулыкътан эвине гедже дегиль, уйле я да акъшам вакъты къайта эди (Муслим, Имаре, 180). Шубесиз, бу эдепнинъ пек чoкъ икмети ве файдалары бардыр. Хусусан, хаберлешме имкяны oлмагъан заманларда бу хусускъа дикъкъат этильмеси керектир. Эгер хабер бермек мумкюн олмаса, киши, ишлерини куньдюз эвге къайтып оладжагъы шекильде япаджакъ. Ресулюллах (салляллаху алейхи ве селлем) бир ёлджулыкътан къайткъанда, ильк oларакъ месджитке келип эки рекят намаз къыла эди (Бухари, Мегази, 79). Бойле арекет, пек чoкъ икмет ве файданы ичине ала. Биринджиден, бу, ёлджулыгъымызны сагъ-селямет тамамлап къайтывумызны насип эткени ичюн, Юдже Раббимизге бир хамд ве шукюр ифадесидир. Экинджи oларакъ, абдест ве намаз инсанны эр чешит маддий, маневий кирлерден темизлер ве эм беден, эм де рух раатлыгъы бере. Ёлджулыкъ исе къыскъа месафели oлса биле, инсанны болдурта ве алсыз япа. Ёлдан кельгенимизде, абдест алып месджитте къыладжагъымыз эки рекят намаз, бу болдурывны атмакъ ве аилемизнинъ янына даа раат, нешели ве хузурлы кельмемизге весиле oлур. Айрыджа, эвге кирмеден бир аз беклеме фырсаты тапып, биз ёкъ экен, мейдангъа кельген олюм, хасталыкъ киби эр анги бир алнен багълы бильги алма имкянны тапмакъ ве бирден хабердар олгъанда, инсанны теренден сарсытаджакъ бу чешит шейлерге къаршы рухен азырланмакъ мумкюн oладжакътыр.   Мустафа Аджибекиров

Илим ве хайырнынъ къалеси – Имам Матуридий

Опубликовано:

Къыскъаджа Эбу Мансур Эль-Матуридий, деп мешур олгъан Эбу Мансур Мухаммед бин Мухаммед бин Махмуд Эль-Матуридий, Маверауннехрдеки Самарканд шеэрининъ Матурид коюнде дюньягъа кельгендир. Догъулгъаны тарих акъкъында ихтиляфлар бар, амма тарихчыларнынъ фикирине коре, 853 сенеде догъулгъаны къабул этильгендир (944 сене вефат этти). Матуридийнинъ насыл миллетке аит олгъаны акъкъында фаркълы корюшлер булунмакътадыр: бир фикирге коре тюрктир. Базы языларгъа коре исе, Мединенинъ мешур Эбу Эюб Эль-Энсарий аилесинден кельмектедир. Бу риваетке бинаен, Мединенинъ базы Арап аилелернинъ Самаркандгъа ерлешкени айтыла. Матуридийнинъ яшагъан девирде, Ислям дюньясында меркезий итибарны темсиль эткен Аббасий девлети бу кучюни джойгъанындан пек чокъ Ислям девлетлерининъ ортагъа чыкъкъаны корюльмектедир. Бунлардан бириси Саманилер девлети, Маверауннехрде ёлбашчылыкъ эткенлердир. Ислям дюньясында хиджрий экинджи асырдан башлап, бир тарафтан акъылгъа таянгъан фельсефий илимлер терджиме ёлунен яйылгъанда, башкъа тарафтан кене акъылгъа эмиет берген Мутезиле ортагъа чыкъты ве акъыде бакъышлары яйылмагъа башлады. Ает ве хадислерге таянгъан сахабелернинъ бакъышлары пек тесирли оламай эди. Халифе Мемун вакътында Мутезиле ёнъелиши (акъыдеки мезхебнинъ ады)  ресмий мезхеб оларакъ сайыла (833). Бунъа къаршылыкъ оларакъ, Ислям дюньясында янъы бир маариф усулына ихтиядж бар эди. Бу янъы маариф чешити садедже Къуран ве Суннеттен делиллер дегиль де, инсанларнынъ акъылларына хитап этеджек бир бильги лязим эди. Бу янъы ихтияджнынъ къанаатлендирюви иле Маверауннехрден кельген Имам Матуридий тарафындан эда этильди. Менсюп инсанлар тарафындан алемуль Худа (хидает санджагъы), Имамуль Худа (хидает ребери), Имамуль Мутекаллимин ( келямджиларнынъ лидери) киби лагъапларнен анъылмасына ве чевре-четинде пек танылып севильмесине бакъмадан, худжур ки, белли мезхеп китапларында ады кечмемекте. Имамнынъ тасилиндеки илимнинъ зынджыры Имам Азам Эбу Ханифенинъ бакъышларына ве онынъ мезхебине уйып, ает ве хадиснен берабер, инсаннынъ акъыл ве идракъына да ер берди. Самарканд ве башкъа шеэринде озь фикирлерини къанытлап, чешит тюрлю муназараларда мувафакъиет къазанды. О девирнинъ имамлары пек буюк бир иш беджерип, земаневий Ислямнынъ акъышында роль ойнадылар. Тамам экинджи асырда башлангъан мунакъашалар бир чокъ мусульманларнынъ догъру ёлдан чыкъмасына себеп олды. Янъы миллетлерден Ислямны къабул эткен мусульманлар сахабелер девирини корьмейип, хадис ве аетлерни фаркълы шекильде иза этмеге ве анъламагъа башладылар. Имам Матуридий оларнынъ акъыллары анълаяджакъ шекильде фикирлер ве бильгилернен пайлашып, о мусульманларнынъ догъру ёлда олмаларыны сагълады. Имамнынъ бильгилери ве эсерлери бизге къадар етти ве бизим догъру бир ёл устюнде, ич бир шейден шубе этмейип, динимизнинъ кутьмесини де темин этти. Аллах бойле алимлерден разы олсун, оларгъа эр япкъан эмек ичюн къат-къат севаплар яздырып, дженнетлик инсанлардан эйлесин. Аминь.     Алиме Абдулмеинова

Инсанны  чокъ макътамакъ

Опубликовано:

 Инсанларны къарардан зияде макътамакъ, хусусан, юзьлерине къаршы макътамакъ догъру дегильдир. Бу давранув эм макътагъангъа, эм де макътанылгъангъа зарар бере. Чюнки инсаннынъ энъ буюк меселеси менлик, гъурур, кибир, озюни бир шей беллемек киби дуйгуларны тербие этмесидир. Инсанны макътамакъ исе бу дуйгуларны арекетке кечире. Ресулюллах (салляллаху алейхи ве селлем) Эфендимизнинъ янында бир кишиден лаф этильген ве анда олгъан бир киши о кишини ашыры дереджеде макътагъандыр. Бу акъта Пейгъамбер Эфендимиз: «Языкълар олсун санъа! Аркъадашынынъ бойнуны къопардынъ»,  – деп  буюрды ве бу сёзюни дефаларджа текрарлады. Сонъра да: «Эгер биринъиз мытлакъа аркъадашыны макътайджакъ исе, эгер айткъаны киби олгъанына да, керчектен, инана исе, «Беллегениме коре, о, бу шекиль эйидир, бойле эйидир», деп  айтсын. Эсасен, оны эсаба чекеджек олгъан Аллахтыр ве кимсе Аллахнынъ огюнде озюнинъ гунахсыз олгъаныны тюшюнемез», – деп  буюрды. (Бухарий, Шехадет 16, Эдеб 54; Муслим, Зюхд 65). Башкъа тарафтан ашыры макътавларда догърудан узакълашма пейда ола. Осман бин Мазун (р.а), Мединеде Энсарий къардашынынъ эвинде вефат эткен эди. Эвнинъ ханымы Уммюль-Аля (р.а): «Эй, Осман, шехадет этем ки, шу анда Аллах Теаля санъа икрам этмектедир», –  деди. Ресулюллах къырышып: «Аллахнынъ онъа икрам эткенини къайдан билесинъ?», – деп,  буюрды. Къадын: «Бильмейим, валлахи!»,  – деди. Аллах Ресулю (салляллаху алейхи ве селлем) бойле буюрды: «Бакъын, Осман вефат эткендир. Мен шахсен онынъ ичюн Аллахтан хайыр умют этмектейим. Факъат, мен пейгъамбер олгъаным алда, манъа ве сизге не япыладжагъыны (яни башымыздан не киби аллар кечеджегини) бильмейим». Уммюль-Аля дей ки: «Валлахи, бу адиседен сонъ, ич кимсе акъкъында бир шей айтмадым, (садедже Раббимден хайыр умют эттим)» (Бухарий, Табир, 27). Ает-и керимеде шойле буюрыла: «Рахманнынъ къуллары, ер юзюнде алчакъ гоньюлли ве башына котермейип юрелер…» («Фуркъан» суреси, 25/63 ает). Меккенинъ фетх этильген кунь Ресулюллах Эфендимизнинъ узерине бир адам кельген эди. Адам, Аллах Ресулюнинъ маддий ве маневий турушындан къоркъуп титремеге башлады. Онынъ бу алыны корьген Ресулюллах  пек йымшакъ ве татлы бир тильнен: «Раат ол, сыкъылма! Мен бир укюмдар дегилим. Мен Къурейш къабилесинден, къурутылгъан эт ашагъан бир къадыннынъ огълум!»,  – деп,  буюрды (Ибн-и Мадже, Этъиме, 30; Хаким, III, 50/4366; Бейхакий, Деляилюн-Нубювве, V, 69).   Раим ГЪАФАРОВ

Как относиться к сновидениям?

Опубликовано:

Сновидения – относятся к одним из самых загадочных процессов происходящих в нашем организме. В момент, когда казалось бы, человек спит и отдыхает, его мозг в это время непрерывно работает и видит определённые образы, некоторые из которых, он иногда отчетливо помнит, некоторые забывает мгновенно уже в первые минуты после пробуждения. Сновидения – это, несомненно, благо Всевышнего таящее в себе загадки и мудрость. Нельзя считать, что сны совершенно ничего не значат. Сны иногда могут иметь определённый смысл, но способность толковать сновидения дана не каждому, поэтому мусульмане должны относиться к сновидениям, в зависимости от того, что и как человек увидел во сне. Несмотря даже на то, что мусульманские сонники иногда, подсказывают, как интерпретировать события или образы, которые мы видим, они всё же условны и неоднозначны. В Коране из истории Пророков мы узнаём о том, Пророк Юсуф (алейхи селям) обладал способностью толковать сны, и эта способность неоднократно упоминается в Коране, подтверждая истинность небессмысленности сновидений. В Суре «Юсуф», (12/ 4-6) аеты говорится: «Вот Юсуф сказал своему отцу: «О, мой отец! Я видел (во сне) одиннадцать звезд, солнце и луну. Я видел, как они поклонились мне». Он сказал: «О, сын мой! Не рассказывай этот сон своим братьям, а не то они замыслят против тебя дурное. Воистину, сатана – явный враг человеку. Твой Господь изберет тебя, научит тебя толковать сны и одарит совершенной милостью тебя и род Якуба, подобно тому, как еще раньше Он одарил совершенной милостью твоих отцов Ибрахима и Исхака. Воистину, твой Господь – Знающий, Мудрый». В хадисах рассказывается, что после утреннего намаза Пророк (алейхи селям) спрашивал у мусульман об их снах, а затем приступал к их толкованию.[1] Пророк (алейхи селям) рассказывал сахабам и свои сны, после чего кто-то из сахабов или он сам толковали этот сон, но он позволял рассказывать и толковать только хорошие сны. Для того чтобы попытаться разобраться со смыслами которые таят в себе сны, важно понимать к какому виду снов относится тот или иной увиденный нами сон. В исламских источниках можно встретить разделение снов на: божественные сновидения, сны от шайтана, и сны, порождённые желаниями (нефсом). Божественный сон (рахмани). Сны несущие в себе «добрые вести», обычно после которых остаются приятные впечатления. В таких снах Всевышний, посредством ангелов внушает истину своим особым рабам. Это правдивые сновидения являющиеся указателями правильного пути. В хадисах говорится о том, что правдивый сон мусульманина составляет сорок шестую часть пророчества.[2] Такие сны обычно снятся не часто, и не всем. Правдивый сон – проявление милости Аллаха. Сны от шайтана. Часто к таким снам можно отнести кошмары и сны полные испуга. Человек видит такие сновидения в результате запугивания, обмана и искушения шайтана во время сна.  Они направлены на то, чтобы подтолкнуть людей к совершению злодеяний, или вселить страх. Чтение дуа и сур перед сном, и совершение омовения могут воспрепятствовать таким кошмарам. Эти сны не рекомендуется рассказывать другим и тем более пытаться толковать. Cны порождённые желаниями (нефсани). Эти сновидения возникают под влиянием повседневных забот, мечтаний и наших страстей. Они являются порождениями нефса, темной стороны нашей души. Людям иногда снятся их повседневные дела или люди с которыми они общаются. Такие сны в большей степени нейтральны, о них нельзя говорить как о плохих снах или хороших. Оценка снов нефсани чаще зависит о того, какие именно образы представились во сне. Так как, такие сны очень часто могут быть не только обычной картинкой наполненной бытовыми переживаниями, но и, например, индикаторами наших тайных желаний, подавляемых нашей совестью. В таком сне, мы видим то, что нас больше всего беспокоит, тут сон выступает как независимая оценка наших ценностей и того, чему бы предаём значение в жизни. Нефсани сны, правильнее не толковать, а интерпретировать и анализировать, разбираясь, что вытесняемое нашим подсознанием всплывает на поверхность во снах? Часто сны нефсани могут быть связаны с нашими  эмоциями. Сновидения влияют на  обработку эмоции. То, что мы видим и переживаем в наших снах, не всегда существует в реальной жизни, но эмоции, связанные с этими переживаниями, безусловно, реальны, мы их испытали и теперь наш мозг таким путём избавляет нас от неприятных или ненужных эмоций, привязывая их к опыту именно во сне. Таким образом, сама эмоция переживается повторно, и становится неактивна и перестает нас беспокоить. Здесь сны, в какой-то мере, выступают как некий клапан сброса негативных эмоций в более благополучной среде. Когда человек сталкивается с препятствиями, чтобы преодолеть их, в большей степени он полагаемся на информацию, которой уже владеет: воспоминания и прошлый опыт. Пользуясь этими двумя источниками, человек может найти решение и обработать вновь поступившую информацию. Однако результат уже обработанной информации человек не всегда может ясно для себя понять и визуализировать. В такой ситуации, сновидения могут быть особенно полезными, так как они помогают упорядочить и организовать воспоминания, улучшая к ним доступ во время решения проблемы. Наши сны иногда говорят о нашей агрессии к другим, о нашей вине которую возможно испытываем, о страстях и мирских желаниях в различных образах. Во сне мы иногда встречаемся с людьми, покинувшими этот мир, и они могут сниться нам по-разному. И даже такие сны, нельзя принимать однозначно.  В них также присутствуют и наши переживания относительно их, и чувства, и забота. В любом случае, умершие сняться живым не исходя из собственной воли.  Они не могут приходить во сне к нам по своему желанию, так как они обитатели могилы, и не наделены такими возможностями. Лучшее что мы можем сделать для приснившегося умершего, это попросить прощения у Аллаха за его грехи и прочитать молитву за него. Наши сны это продукты памяти или воображения, эмоций или сигналы пришедшие исключительно по воли Всевышнего в наше сознание.  Так, мы понимаем, что сновидения это так же проявление божественной милости. Полностью выстраивать свою жизнь, изучая сообщения снов, не всегда правильно, впадая в фанатизм и зависимость, так как человек не всегда может их точно понимать, и возможно, таким образом ввергнет себя в мнительное состояние (весвесе), но прислушиваться к сновидениям и пытаться их понять может облегчить некоторые жизненные ситуации.   Зейнеб БАИРОВА     [1] [1] Бухари, Табир, 47; Эбу Давуд, Иман, 10; [2] [2] Бухари, Табир, 1-5; Муслим, “Книга сновидений”, 3-9;

Юность Пророка (с.а.в.)

Опубликовано:

Юность и молодые годы Пророка (салляллаху алейхи ве селлем) прошли в нравственной и физической чистоте. Он был ограждён от напастей и духовных болезней джахилии. Однажды у него спросили: — О, Ресулюллах, поклонялись ли Вы кому-нибудь, кроме Всевышнего? — Нет, — ответил он. — Вы употребляли спиртное? — Никогда. Даже в то время, когда мне ещё не были известны Книга и Ислам, я знал, что все действия людей в моём окружении являются неверием — куфром (Диярбакри, 1, 254—255). Умму Айман рассказывала: «Мушрики-курайшиты ежегодно собирались вокруг идола по имени Бубана и проводили обряды. Эбу Талиб тоже решил пойти на празднование и предложил юноше Мухаммеду присоединиться. Тот отказался, после чего попал под шквал упрёков дяди и тёток: «Мы переживаем, что ты отрицаешь наших богов, как бы ни случилось чего с тобой!». И так сильно на него надавили, что юноша согласился выйти из дома, а вскоре затерялся в толпе. Когда Мухаммед вернулся, лицо его было белым как полотно. — Что произошло с тобой? — забеспокоились тётки. — Я боюсь, как бы ко мне не притронулись джинны, — ответил он. Женщины попросили объяснить, что произошло. Мухаммед начал рассказывать: — Как только я стал приближаться к идолу, то увидел высокого мужчину в белом. Он предупреждал меня: «Ни в коем случае ко мне не прикасайся и вернись обратно домой». Это был единственный случай, когда Мухаммед оказался среди идолопоклонников, и после этого не участвовал ни в одном праздновании». Молодые годы Пророка (салляллаху алейхи ве селлем) отличались целомудренностью. Всевышний защитил его от поступков, которые могли лишить стыдливости. Когда ремонтировали постройки возле Каабы и заново отстраивали её фундамент, Мухаммед был ещё юношей и участвовал в этой работе вместе со своим дядей Аббасом. Они в жару поднимали тяжёлые булыжники, и Аббас предупредил: «Мухаммед, подними одежду повыше на плечи под камень». Юноша попытался поправить ткань, но упал. В те времена люди не придавали большого значения одежде и не стремились прикрывать тело. Однако будущий Пророк никогда не открывал свой аврет перед посторонними. Посланник Аллаха (салляллаху алейхи ве селлем) признавался: «Я всего лишь дважды попробовал совершить поступки в традиции людей джахилии, но Всевышний защитил меня. Однажды ночью я пас овец вместе с несколькими ребятами из племени курайш. Я попросил своего друга присмотреть за моей отарой и направился в Мекку, чтобы посмотреть на развлечения молодёжи. Когда я приблизился к городу, то услышал свист. Мне объяснили, что женится один мужчина. Я присел и стал смотреть в ту сторону. Именно в тот момент Всевышний навёл на меня дремоту, и я заснул, не сходя с места. Клянусь Аллахом, я проспал до самого утра, не поучаствовав ни в одном из развлечений. Затем я вернулся, и друг поинтересовался, как я провёл время. Я признался, что ничего не смог сделать, и рассказал ему о том, что со мной произошло. В следующую ночь повторилось то же самое, и я опять заснул. И с тех пор я не направлялся ни к чему плохому» (Ибн Исхак, стр. 58—59; ибн Кесир, «Эль-Бидае», 2, 292). В юности Мухаммед занимался только полезными делами. Как известно, он пас овец, чтобы помочь дяде. Позже Пророк (салляллаху алейхи ве селлем) скажет об этом: «Любой посланник Всевышнего был пастухом». — И вы тоже? — спросил асхаб-ы кирам. — Да, за определённую плату я пас овец мекканцев (Бухари, «Иджара», 2, «Энбия», 29; Ибн Мадже, «Тиджарат», 5). В 12 лет он отправился в дальнее путешествие вместе со своим дядей и вёл торговые дела (Эбу Нуайм, «Даляиль», 1, 168). Одна из богатых женщин Мекки, благочестивая Хадиже, предложила повзрослевшему Мухаммеду руководить караваном, так как увидела в нём человека правдивого, честного и умеющего вести торговлю. Все обязанности Пророк (салляллаху алейхи ве селлем) выполнял очень чётко и получал хорошую прибыль (Хаким, 3, 200 / 4834).  Будущий Пророк успешно вёл дела вместе с некоторыми людьми. Мекканский купец Саиб бин Эби Саиб рассказывал: «Однажды я подошёл к Пророку, и сахабы наперебой стали рассказывать ему обо мне хорошие вещи. Он же отметил, что знает меня лучше, чем кто бы то ни было. Я воскликнул: «Ты правду говоришь, когда-то мы были компаньонами, да ещё какими дружными! Ты не спорил и отлично улаживал конфликтные ситуации» (Эбу Давуд, «Эдеб», 17 / 4836). Абдуллах бин Эбиль Эмса рассказывал: «Я ходил с ним вместе за покупками ещё до ниспослания пророческой миссии. И как-то раз я оказался ему должен. Я попросил его подождать, пока я сбегаю домой и принесу деньги, но забыл о своём обещании. Через три дня я вдруг вспомнил и пришёл к тому месту. Пророк был верен своему слову и ждал меня. Но он не обиделся и не стал укорять, а только заметил: «Ты причинил мне неудобство, уже давно я жду тебя здесь» (Эбу Давуд, «Эдеб», 82 / 4996). Будущий Пророк был сострадательным и приходил на выручку тем, кто нуждался в помощи.      Однажды он помог торговцам, которые пришли в Мекку и продали свой товар, но не получили деньги за него. После этого случая совместно с дядей Мухаммед основал общество «Хыльфуль-фудуль», которое защищало права несчастных. После он так рассказывал об этой организации: «Вместе с дядями я был в доме Абдуллаха бин Джудана. Там проходило собрание членов этого общества. И мне так приятно было там находиться, что если бы взамен мне дали красных верблюдов или величайшие земные ценности, то я бы вовсе не обрадовался им. И если меня снова позовут помогать другим людям, то я обязательно приму это приглашение» (Ибн Кесир, «Эль-Бидая», 2, 295). Юный Мухаммед уважительно относился к семье, родственникам, соседям, помогал им во всём. В его поступках отражались проницательность и ум. Расцвет жизни он наполнил добрыми делами и составил хорошее мнение о себе.   Эрвин ДЖЕППАРОВ 

Фатма бинт Хаттаб (радыяллаху анха)

Опубликовано:

Фатма бинт Хаттаб (радыяллаху анха) Умернинъ (р.а) къыз къардашыдыр. Акъайы Саид бин Зейднен берабер биринджи мусульманлардан олдылар. Агъасы Умерден (р.а.) эвель мусульман олып, онынъ иман этмесине де себепчи олгъандыр. Бир кунь Меккеде Эбу Джехиль бутюн сойлюлерни топлап, бойле деди: – Эй, Курейшлилер! Мухаммед бизим танърыларымызны ашалай. Яшларымыз онынъ артындан кете. Аталарымызнынъ янълыш олгъаныны айта. Бунъа не къадар даа даянаджакъмыз?! Ант этем, бу динден къуртулмакънынъ бир ёлу бар.. Бу да Мухаммедни ольдюрмектир! Ким буны япса, озюмден онъа юз къырмызы девенен бинъ кумюш берерим! Бу сезлерден сонъра этраф сессиз олды. Бу сессизликни Умер бин Хаттабнынъ сеси больди: «Мен буны япарым!». Эр кес севингенинден онъа не ваде этеджегини шашмалады. Амма Умер чокъ лаф этмейип, турып эвине кетти. Къылычыны алып, Пейгъамберни ольдюрмек ичюн ёлгъа чыкъты. Ёлда Нуаймнен (р.а.) къаршылашты. Нуайм мусульман эди, амма буны кимсеге белли этмей эди. Умернинъ бетиндеки ифаде ниетини белли эте эди. Нуайм: – Къайда ёл тутасынъ, эй, Хаттабнынъ огълу? – Къурейшлилерни больген, динимизни ашалагъан Мухаммедни ольдюрмеге кетем! Бу сезлер Нуаймнынъ ичини якъты. Не япып олур ки, Умерни токътатмакъ ичюн?! Ве: – Ант олсун ки Умер, сен озюни алдатасын! Оны ольдюрген сонъ, аилеси сени сагъ къалдыраджакъларынымы тюшюнесинъ?! – Ёкъса сен деми Онъа инандынъ? Нуайм: – Сен мени тюшюнме де, озь къардашынъа бакъ! – Не айтасынъ сен? – Къардашынъ Фатма акъайы Саиднен берабер мусульман олдылар! Умернинъ бети денъишти. Ёлуны денъиштирип, къардашынынъ эвине кельди. Яваштан къапы янында турып динъледи. Ичериде Хаббаб бин Эрет оларгъа Къуран окъуй эди. Умер къапуны урып кирди: – Эшиткеним сёзлер не эди? Къардашы Фатма: – Арамызда лаф эте эдик иште. Умер: – Экинъизнинъ де мусульман олгъанынъызны эшиттим! Керчекми бу? Къардашыны бетине урды ве эништесини де яралады. Фатма: – Э, бу керчек! Биз Аллахкъа инанамыз! Сенден исе ич къоркъумыз ёкъ! Не истесенъ яп! Омрюнде биринджи кере агъасына бойле деди. Умер, къаршысында муляйим къардашы ерине джесюр бир арсланны корьди. Отурды, япкъанындан утанды. – Манъа не окъугъанынъызны косьтер!, – деди Умер. Фатма (р.а.): – Онъа зарар береджегинден къоркъам! Умер йыртмайджагъына сез берди.         Фатма: – Сен темиз дегильсинъ! Бу мукъаддес сезлерге тек темиз олгъанлар тийип ола. Ювунмакъ керексинъ! Умер (р.а.) турып, бой абдести алды. Саифени алып, окъумагъа башлады: – «Мерхаметли ве багъышлагъан Аллахнынъ адынен! Та-ха. Биз Къуранны санъа сыкъынтыгъа тушменъ ичюн дегиль де, тек Аллахтан къоркъкъанларгъа бир насиат ве ернен коклерни яраткъандан бир Китап оларакъ эндирдик. Рахман Аршкъа укюм бермекте. Коклерде ве ерде, ве экиси арасында олгъан эр шей Онынъдыр. Сен сёзюнъи истесенъ сакъла, истесенъ ачыкътан айт, шубесиз, О, гизлини де, гизлисининъ гизлисини де биле! Аллахтан башкъа танъры ёкъ! Энъ гузель исимлер де Онындыр!»[1] Умер: – Бу сезлер не къадар гузель ве Юдже,  – деди ве окъумагъа девам этти: – «Мусанынъ икяесини эшиттинъми? О, бир атеш корьди ве аилесине: «Токътаныз! Мен бир атеш корьдим, онынъ парчасыны я сизге кетирерим, я да янында бир инсан корерим. Муса атешнинъ янына кельгенинде: «Эй, Муса! Мен, шубесиз, сенинъ Раббинъим! Аягъындаки налынларны чыкъар. Чюнки сен мукъаддес бир ер олгъан Тува вадисиндесинъ. Мен сени сайладым. Санъа вахий эткенлеримни динъле! Шубесиз ки, Мен Аллахым! Менден башкъа танъры ёкъ. Манъа ибадет эт! Мени анъмакъ ичюн намаз къыл!»[2] Умер : – Догъру! Бу сёзлерни эндиргенден башкъасы ибадет этильмеге ляйыкъ дегильдир!   Хаббаб бин Эрет буны эшиткенинен, сакълангъаны перде аркъасындан чыкъып: – Эй, Умер! Ант олсун ки, Аллах Пейгъамберимизнинъ дуасы себебинден сени сайлады. Тюневин Пейгъамберимизнинъ (с.а.с.) бойле дегенини эшиттим: «Эй, Аллахым! Динимизни Эбу Джехиль я да Умер бин Хаттабнен кучьлендир». Бу сенинъ бахтынъ! Аллахкъа ве динге сарыл, эй, Умер!, – деди. Умер Пейгъамберимизнинъ (с.а.с.) олгъан эвине келип, къапыны къакъты. Ичеридекилер Нуаймдан Умернинъ келеджегини биле эдилер. – Ким о?, – деп сорадылар. Умер: – Меним, Умер бин Хаттаб. Кимсе къапыны ачмагъа джесарет этмей эди. Пейгъамберимиз (с.а.с): – Онъа къапуны ачыныз. Аллах онынъ ичюн хайыр истесе, оны догъру ёлгъа къояр.   Киргенинен Хамзанен (р.а.) Микдат (р.а.) оны омузындан тутып, Пейгъамберимизге якъынлаштырдылар. Пейгъамберимиз (с.а.с.): – Оны сербест быракъынъыз! Умерге: «Сен не ичюн кельдинъ, эй, Умер?» Умер (р.а.): – Эй, Аллахнынъ Пейгъамбери! Санъа теслим олмагъа кельдим! Мен шеадет этем ки, Аллахтан башкъа танъры ёкътыр ве Сен онынъ Пейгъамберисинъ!» Текбир сеслери бутюн эвни толдурды. Сахабелер Умерни къучакълап хайырламагъа башладылар. Аллах олардан разы олсун!   Эмине АСАНОВА     [1] [1] Таха суреси, 1-8 аетлер [2] [2] Таха суреси, 9-14 аетлер