Вторник

21

ноября

3
Рабиуль - авваль
1439 | 2017
Утр.6:18
Вос.7:39
Обед.12:34
Пол.14:49
Веч.17:19
Ноч.18:41
Времена намазов
Календари 2017г

Намаз

Издания Галерея

«Мечеть Бейбарса» в Старом Крыму

Опубликовано: 2 Ноябрь, 2017

Развалины мечети 14 века в Старом Крыму, называемой «мечетью Бейбарса»

 

Среди исторических достопримечательностей Старого Крыма, наряду со знаменитой мечетью Узбек-хана и медресе Инджи-Бек-хатун, широкой известностью пользуются руины, которые в наше время принято называть «мечетью Бейбарса». Это название можно увидеть даже на дорожном указателе, что показывает направление к мечети по старокрымским улицам с шоссе Симферополь-Керчь. От самой постройки осталось немногое: лишь фундамент и нижняя часть стен со следами окон и михрабной ниши. В последнее десятилетие руины мечети были расчищены энтузиастами, несколько подновлены и прикрыты защитной сеткой.

Об этих развалинах рассказывают красочную легенду, часто повторяемую в рассказах экскурсоводов, туристических журналах и в художественных фильмах: как юноша по имени Бейбарс, уроженец  Крыма, попал невольником в Египет, но там, наперекор всем невзгодам, пробился к власти и стал султаном, а затем повелел построить в родном городе прекрасную мечеть.

Султан Эль-Мелик Эз-Захир Рукн-эд-Дин Бейбарс, занимавший египетский престол в 1260-1277 годах, это вполне реальный исторический деятель. Его карьера началась среди мамлюков – дворцовой гвардии, которую египетские султаны набирали из юношей-невольников. Эти юноши были по преимуществу тюркского или черкесского происхождения; на невольничьи рынки их поставляли монголы, которые незадолго до того покорили обширные евразийские степи от Дуная до Сибири. Мамлюки были гордостью египетского войска, но в 1250 году они восстали, свергли арабских султанов Египта и стали править страной самостоятельно. Правление мамлюкских династий продолжалось вплоть до 1517 года, когда Египет был завоеван Османской Турцией.

Бейбарс прошел трудный путь от рекрута-невольника до полководца, а затем пробился и на султанский трон. Он запомнился в Египте постройкой дворцов, крепостей и речных каналов, а одна из возведенных им мечетей в Каире и по сей день впечатляет своими масштабами. О жизни и правлении Бейбарса сохранилось немало источников, но ни один из них не указывает на какую-либо связь Бейбарса с Крымом. Известно лишь то, что этот султан был тюрком – а стало быть, есть некоторая вероятность, что он мог и впрямь происходить из Крыма. Однако с той же вероятностью Бейбарс мог быть уроженцем и Поволжья, и Кавказа, и центральноазиатских степей (недаром нынешний Казахстан официально считает Бейбарса своим национальным героем). Но еще важнее то, что ни в одном египетском, турецком или крымскотатарском средневековом документе не упоминается о строительстве Бейбарсом мечетей на Крымском полуострове.

Вместе с тем, каирские летописи подтверждают, что один из египетских султанов действительно построил мечеть в Крыму. Однако, по их сведениям, это событие было связано не с Бейбарсом, а с другим султаном – Калауном (полное имя — Эль-Мелик Эль-Мансур Сайф-уд-Дин Калаун), который правил несколько позже, в 1280-1290 годах.

Египетский придворный летописец 14 века Ибн Эль-Фурат сообщал: «Отправлено множество разных припасов для мечети, которая строилась в Крыму, ценою в 2000 динаров. На этой мечети были начертаны титулы султана эль-Мелик эль-Мансура. Был также послан каменотес, для высечения на упомянутой мечети султанских титулов». О том же пишет и другой каирский хронист, Эль-Макризи: «Султан отправил к Берке дорогой подарок и более 2000 динаров, предназначавшихся для постройки мечети в Крыму, на которой должны быть начертаны титулы султана; он послал также своего каменотеса для высечения титулов и для росписи их красками». Оба автора относят это событие к 686 (1287) году – а к этому времени Бейбарс уже 10 лет как умер.

Итак, в городе Кырым (нынешнем Старом Крыму) в прошлом действительно существовала мечеть, возведенная по распоряжению и на средства египетского султана – хотя и не Бейбарса (как утверждает легенда), а Калауна. Дополнительным свидетельством этому служат записи марокканского путешественника Ибн-Баттуты, который через 45 лет после начала строительства мечети, в 1332 году, лично посетил город Кырым. Здесь, среди множества прочих встреч, он познакомился с хатипом Эбубекиром, который, по словам Ибн-Баттуты, «проповедовал в соборной мечети, построенной в этом городе Эль-Мелик Эн-Насиром». Эль-Мелик Эн-Насир – так звали сына султана Калауна, его наследника на египетском троне. Вероятно, после смерти отца султан Эн-Насир довел до конца благое дело, начатое Калауном в крымской столице.

Но откуда же тогда в легенде появилось имя Бейбарса? Как уже говорилось, о Бейбарсе в связи со старокрымской мечетью не упоминает ни один восточный документ. Первым трудом, где Бейбарсу приписывалось строительство мечети в Крыму, была вышедшая в 1757 году книга французского ученого Де Гиня. Этому исследователю принадлежит заслуга первого перевода старинных арабских хроник на европейские языки, но в переводе текста Ибн Эль-Фурата про отправку в Крым каменотесов он, по-видимому, случайно перепутал имена Бейбарса и Калауна. Из труда Де Гиня эта случайная ошибка попала в сочинения русских авторов, писавших об истории Крыма, а от них перекочевала в обширную краеведческую литературу, на основе которой и возникла легенда.

Что же касается мечети, руины которой сохранились в Старом Крыму, то археологические исследования показали, что она появилась целое столетие спустя после эпохи Бейбарса и Калауна. Согласно данным раскопок, эта мечеть была возведена на месте жилого квартала. Выяснить дату ее строительства помогли монеты, обнаруженные под камнями фундаментов здания: все эти монеты принадлежали к концу 14 века – то есть, к временам хана Тохтамыша.

Дальнейшая история этой постройки не вполне ясна. С одной стороны, есть доводы в пользу того, что эта мечеть простояла недолго, вскоре была разобрана, и ее детали (в частности, внутренние колонны) были заново использованы при ремонте мечети Узбек-хана на рубеже 15 и 16 столетий. С другой стороны, существует зарисовка 1783 года, где, по-видимому, именно эта мечеть изображена целою и с минаретом. Одним словом, этот памятник еще нуждается в тщательном дальнейшем исследовании. Однако то, что об этих руинах уже удалось выяснить на сегодняшний день, не подтверждает какой-либо их связи с египетскими султанами.

Всё это, разумеется, ничуть не преуменьшает исторической ценности памятника, который, благодаря ошибке французского востоковеда и стараниям русских краеведов, сегодня называют «мечетью Бейбарса» – ведь остатки любых строений золотоордынского времени в Крыму очень редки, и каждое из них нуждается в бережном сохранении независимо от того, правдивы ли сложенные о нем легенды.

Вывод отсюда следует совсем другой: это значит, что следы настоящей мечети Калауна до сих пор не найдены, и если они когда-нибудь будут обнаружены, то такая находка станет открытием огромной важности. К сожалению, средневековых планов города до наших дней не сохранилось, и сейчас уже невозможно предположить, где находилась мечеть Калауна. Но вовсе не исключено, что где-нибудь глубоко в грунте под старокрымскими улицами и огородами и сейчас лежат плиты, некогда покрытые египетскими мастерами искусной каллиграфической резьбой.

 

Олекса ГАЙВОРОНСКИЙ